13:06, 19 февраля 2019
Особое мнение Азиза Агаева от 19.02.19
Время выхода в эфир: 13:06, 19 февраля 2019
4147
0
Гости: Азиз Агаев
Ведущие: Анна Лапшина


А.Лапшина


- 13-06 в Кирове, это программа «Особое мнение». Я, Анна Лапшина, приветствую наших слушателей и говорю «здравствуйте» нашему гостю, директору аудиторско-консультационной компании «Бизнес-информ» Азизу Агаеву. Добрый день.


А.Агаев


- Здравствуйте.


А.Лапшина


- Я бы хотела начать программу с мостика от нашего «Дневного разворота». В первом часе мы обсуждали проблемную ситуацию в детском садике №41 с увольнением заведующей. Пока, как мы понимаем,еще окончательное решение не принято о том, что ее именно уволят, а не примут другие меры. Речь о том, что женщина приняла вне путевок и законных способов в детский сад на свободные места детей сотрудников. Так она решала кадровую проблему. Как сказали наши гости, медработника в детском саду не было год. Нашелся медработник, у нее ребенок, куда-то надо его деть. Взяли в садик без путевки. Точнее путевка была, но в другой детский сад, в другом районе. Как выяснилось, льгота, которая была раньше для сотрудников дошкольных образовательных организаций, сейчас не работает. Получается, у нас 52 вакансии в детских садах, никто не идет. Мы все представляем себе уровень зарплат и ответственности. Невозможно устроить ребенка своего на льготных или преимущественных условиях. Город столкнулся с проблемой и не знает, как ее решать. Юридические механизмы какие-то есть? Это обязательно проводить через Госдуму, вносить работников детских садов в список льготников? Или можно на местном уровне решить?


А.Агаев


- Я думаю, что на местном можно. Через городскую думу эти вопросы решить.


А.Лапшина


- А потом по шапке город не получит от прокуратуры за несоответствие федеральному законодательству?


А.Агаев


- Чтобы не получить, нужно правильно использовать закон. А вообще ситуация, о которой вы говорите, можно тысячу раз говорить, что нет в жизни справедливости. С моей точки зрения, наличие льгот у кого бы то ни было, на места в детских садах — несправедливо. Люди это оправдывают тем, что у них сложная работа, что они в выходные и по вечерам заняты. Есть заработная плата. С другой стороны, причем здесь дети? Если мы всех детей считаем своими и равными, то должна быть определенная сумма в бюджете, отпущенная всем одинаково. Давайте посчитаем, пусть прокуратура потом проверит, потому что их дети тоже будут на эту сумму содержаться. И к каждой семье, в которой есть дети дошкольного возраста, эти деньги должны быть закреплены. Есть в бюджетных детских садах места — пожалуйста. Нет — эти деньги перевозят частному детскому саду. Нет мест в частных (хотя я сомневаюсь, потому что, как только будет такая система, появится достаточное количество садов) — пусть эти деньги получает мама или бабушка в качестве компенсации за то, что этим родителям не приходится работать, чтобы зарабатывать эти же деньги, которые надо отдавать на содержание этого же ребенка в детских садах.


А.Лапшина


- У нас компенсации для детей, которые старше 3 лет, которые не ходят в детский сад, и так есть. Не очень значительная, правда.


А.Агаев


- Я считаю, что льготы надо убирать однозначно. А содержание детей в садах стоит определенных денег. Мы же знаем, сколько это стоит. 18-20 тысяч в месяц. Эти суммы нужно закреплять за конкретным ребенком старше 3 лет, если мы считаем. Что они должны ходить в детские сады. А если мы всем, в том числе льготникам, даем детские сады с 2 лет, значит надо закрепить за всеми право на эту сумму с 2 лет. Потому что не могут быть дети...


А.Лапшина


- Первого и второго сорта.


А.Агаев


- Совершенно верно. Иначе это аукнется рано или поздно. Бог ведь смотрит.


А.Лапшина


- Если возвращаться к вопросу о том, должны ли мы решать кадровую проблему в дошкольных образовательных учреждениях таким способом?


А.Агаев


- Применительно к конкретной ситуации, я понимаю. И подписывался за эту заведующую, которая принимала такие решения. Садик — ее ответственность. Если в садике нет медика, а завтра ребенок по какой-то причине упал, кто будет первую помощь оказывать? Кто будет квалифицированно помогать? А если с ребенком что-то случится, кто будет отвечать? В суде, за решеткой. Конечно, заведующая. Но это не самое главное. Если с ребенком что-то случится, мы не сможем ему вовремя оказать помощь. Или не вовремя прибрали в этом же садике. Кто заразится? Твои же дети, уважаемый льготник, заразятся. В связи с тем, что городская администрация во главе с Шульгиным, Копысовой не приняла меры, чтобы кадрами был укомплектован детский сад, руководитель...


А.Лапшина


- Лариса Копысова (замглавы администрации по социальным вопросам), как я поняла из цитаты из ее выступления на комиссии гордмумы по соцвопросам, не против как раз того, чтобы эта мера...


А.Агаев


- Подождите, я не люблю, когда чиновники постфактум не против чего-то. Когда они видят, что есть такая проблема и такая возможность. Они сами должны выходить с предложениями, рожденными в их головах и изложенными на их бумаге в соответствующие органы, принимающими соответствующие решения. А когда такая ситуация произошла и они говорят «Я такая хорошая, я не против», я не люблю, когда чиновники так делают.


А.Лапшина



- У меня вообще стойкое ощущение, что все, начиная от работников и заведующих детских садов, заканчивая депутатами госдумы как-то проворонили этот факт, что с 2017 года прокуратура опротестовала, и не работает вот эта мера. То есть, заведующая, когда принимала такое решение, может быть и не знала, что это может как-то сказаться вне закона. Всегда с советских времен работала эта история, когда детей устраивали.


А. Агаев


- А вообще, лучший вариант - закрепить за детьми сумму денег, закрыть все бюджетные детсады и организовать по-тихонечку частные. И следить там за детьми. Деньги есть? Есть. У каждого ребенка должны быть эти деньги. Когда они есть, будут прекрасные предложения.


А. Лапшина


- Ну вы прямо, как по сертификату. Как мама, когда вы выбирает роддом.


А. Агаев


- Ну конечно. У вас же по-моему Светлана Бокова на "Эхе" выступала. Прекрасные детские сады. Вот иногда жалуются, вот этот непоседа, такой сякой. У нее ко всем детям воспитатели находят подход.


А. Лапшина


- Ну потому, что бизнес заинтересован, чтобы как можно больше было, не хочется говорить к детям слово клиенты, потребителей их услуг.


А. Агаев


- Это особенный бизнес, и те кто его ведет, заинтересованы в том, чтобы у них были специалисты, умеющие найти подход к детям.


А. Лапшина


- Интересная история, не знаю насколько быстро она воплотимая. Особое мнение Азиза Агаева продолжается. Мы в перерыве еще тему с детскими садами продолжили обсуждать, поэтому Азиз Алиевич еще выскажется по этому поводу. Я говорю, хороша, обсуждаемая идея, что вы предлагаете, давайте муниципальные садики делать частными, потому что бизнес несет ответственность


А. Агаев


- И из бюджета закреплять каждому ребенку по сертификату. С ним он идет в частный садик.


А. Лапшина


- То есть, нам даже новые здания не надо строить.


А. Агаев


- Эти помещения найдет частник. Не мешайте ему работать.


А. Лапшина


- У нас тут нехорошая история с частной школой. Вы наверно слышали, что частную школу, работающую по вальдорфской системе выселяют из занимаемых помещений, чтобы открыть садик на 120 мест. И отчитаться перед Москвой о решении проблемы.


А. Агаев


- Это тоже не правильно. Этому должны дать оценку депутаты гордумы, но учитывая, что там большинство из "Единой России", скорее всего такой оценки не будет.


А. Лапшина


- Печально. Но я должна сказать слушателям, что ситуацию со школой мы не бросаем, вчера Наталья Осипова обещала родителям помочь куда-то письмо написать. На следующей неделе у нас ожидается эфир. Мы немножечко следим за изменениями там. Ну, переходим к экономическим темам. Я бы хотела попросить, вас прокомментировать интервью Сергея Мартынова председателя Арбитражного суда Кировской области на сайте газеты "Бизнес Новости". Меня там две темы зацепили. Первая связана с налогами, вторая - с банкротством, причем физлиц. Смотрите, по налогам наш коллега спрашивает Мартынова, верно ли у него представление складывается о том, что в разы участилось количество дел с участием налоговой.


А. Агаев


- Нет. В предыдущие годы были приняты ряд законодательных актов, которые уменьшили поток дел. Стал многоступенчатым процесс защиты налогоплательщиков. Изменилась практика арбитражная. И те, кто с ней знакомятся, очень часто потом не идут в арбитражные суды защищаться. Изменилась тактика работы налоговых органов. В том числе и с тем, что уменьшилось количество проверок налогоплательщиков. И в том, что налоговые органы все реже выходят на необоснованные проверки. Хочу еще сказать, что сегодня у Верховного суда выходят такие постановления, что он ставит на место уже налоговые органы.


А. Лапшина


- А за что?


А. Агаев


- За служебное рвение.


А. Лапшина


- Я правильно понимаю, что перед налоговой стоит задача собрать как можно больше?Причем, во всех регионах России. Потому что денег нет, а вы держитесь.


А. Агаев


- Да, хотя я считаю, что перед налоговой должна стоять задача - следить за соблюдением налогового законодательства. А у нас, Шустин, президенту докладывает, вот я собрал настолько процентов больше. Вне зависимости от того выросла ли экономика, не выросла ли. Закроется предприятие или нет. Я считаю, налоговая должна следить правильно ли бизнесмены, налогоплательщики применяют налоговое законодательство.


А. Лапшина


- Это настолько темный лес, даже для предпринимателей. Может, и для налоговой?


А. Агаев


- Нельзя так сказать. Понятно, как сейчас налоговые органы считают практически всех налогоплательщиков - уклонистами, так и они считают налоговиков теми, кто стрижет купоны и старается максимально их состричь. А правда где-то посередине. При этом, никто не отрицает, что есть и там и там темные и светлые личности.


А. Лапшина


- Азиз Алиевич, я хотела, чтобы вы прокомментировали. На сайте Арбитражного суда нашла один интересный документ. У компании "Вяткагазстрой" два было решения: апелляционная кассация в Нижнем Новгороде. Это то, о чем вы говорите? Служебное рвение? Когда с компании попытались взыскать дополнительную сумму.


А. Агаев


- Да, совершенно верно. Всем было ясно, в том числе и представителям налоговых органов, что этих денег, которые пытались взыскать, не было. Он не их не заработал. И как раз темная сторона работы налоговых, и это есть в деле, номер решения надо сказать, люди могут посмотреть.


А. Лапшина


- Какого? Первого или второго?


А. Агаев


- Прямо дела.


А. Лапшина


- А, дело №А28 -7096/2017.


А. Агаев


- И в этом решении черным по белому написано, и есть в экспертном заключении, что представитель налогового оргнана подделывал бумаги, чтобы привлечь налогоплательщика к ответственности. И самое странное, что в данных правоохранительных органах такой факт не нашел отражения.


А. Лапшина


- А какие бумаги подделывал? Это решение о сроках проверки.


А. Агаев


- Решения о сроках проверки, какие-то акты о решениях предпроверочного анализа, причем разным шрифтом, разные подписи, путем наложения бумаги на бумагу.


А. Лапшина


Это эксперты установили?


А. Агаев


- Да.


А. Лапшина


- И суд согласился.


А. Агаев


- Суд эти доказательства включил в решение. Вот смотрите, есть такие доказательства. Мартынову надо было такой вопрос задавать, что несмотря на все это судья по первой инстанции посчитал все эти нарушения несущественными. И вынес решение в пользу налоговой. И только в следующей инстанции, как рассказывали мне очевидцы, возмущенный судебный состав отменил решения первой инстанции. А наша налоговая, к сожалению не стыдясь..


А. Лапшина


- Они ведь за наши льготы бьются. Как можно больше содрать, чтобы как можно больше для нас хорошего сделать


А. Агаев


- Аня, вот это лукавство. Нельзя бороться за деньги неправедные. То есть когда ты забираешь у налогоплательщика последнее, якобы для того, чтобы исполнить социальные обязательства, якобы в интересах этого же плательщика, ну вы понимаете что это за конструкция? Сегодня они по мусору вынесли постановление, завтра еще что-нибудь вынесут. И обоснуют, что это все в общественных интересах. И если все хорошо, то скажут, что это «Единая Россия» сделала. А если не так хорошо, скажут, что кто-то помешал, санкции какие-нибудь или неправильные налогоплательщики не все доплатили. Из этого можно сделать несколько выводов. Ну во-первых, тенденция немного изменилась. Верховный суд теперь требует налоговое законодательство соблюдать не только от налогоплательщиков.


А. Лапшина


- Но и сборщиков.


А. Агаев


- И это очень важно. Потому что до этого, до середины 2018 года для налогоплательщиков были очень темные времена. Потому что налоговые органы шли на любые ухищрения, чтобы доначислить дополнительные налоги. У нас еще есть пара таких дел, которыми мы на территории Кировской области занимаемся. Одно дело у того же судьи, который занимался делом «Вятка-гастроли». Посмотрим, какое будет принято решение, обратит ли внимание судья на те нарушения, которые были допущены налоговым органом. Не буду ничего называть, чтобы никто не считал, что это какое-то давление. Это первое. Второе. Ведь это дела конкретного человека. В данном случае начальника городской инспекции Кабаковой Ольги Васильевна. Начальник такие решения утверждает. Ему во время рассмотрения материлов дела докладывают, что есть нарушения, а начальник все равно подписывает. Такие решения — это, на мой взгляд, основания для принятия оргвыводов.


А. Лапшина


- Ну мы с вами не можем судить, мы же не знаем, какие задачи стоят перед начальниками. Может быть, действительно, - собрать максимум и «что хотите то и делайте». Я помню как Васильев говорил, что надо щипать как куриц налогоплательщиков.


А. Агаев


- Ну, Васильев пусть говорит. Но мы исходим из того, что налоговый орган действует в рамках налогового законодательства. А не по понятиям. Васильев сказал щипать куриц, и Кабакова пошла их щипать — вот это по понятиям.


А. Лапшина


- А надо по закону.


А. Агаев


- Да. Не то что бы мне Чурина хочется хвалить, но он пару раз выступая здесь же говорил, что мы в рамках налогового законодательства должны поддерживать налогоплательщиков, инвесторов. Вот это правильный подход.


А. Лапшина


- Ну потому что курицу нельзя щипать бесконечно, как-то надо сделать так, чтобы она еще и яйца несла.


А. Агаев


- Абсолютно верно.


А. Лапшина


- Обращаюсь к тому же интервью в «Бизнес Новостях» председателя Арбитражного суда Кировской области Сергея Мартынова. Он говорит, что в регионе рост по банкротствам на 17%. Половина заявлений — от физических лиц. По его словам, главное зло — это потребительские кредиты и микрозаймы и соответственно — макродолги, потому что проценты огромные. Поясните, пожалуйста людям в экономике не очень сведущим, им вообще, мне кажется, не очень понятно, как механизм банкротства физических лиц действует. Почему-то люди считают, что могут пойти набрать кредитов, потом подать заявление о банкротстве, тебя признают банкротом и все прекрасно, никакие долги отдавать ты не должен.


А. Агаев


- Практически так. Но там какой-то длительный период ты остаешься под наблюдением - появится у тебя имущество или нет, чтобы его взыскать. Там есть целый ряд ограничений. Но Мартынов правильно говорит, что это последствие того, что у людей денег нет, а не потому, что они хотят набрать кредитов, шиковать, а потом стать банкротом и не отдавать. Это потому что последние 10 лет доходы людей падают, а цены растут. Был свидетелем, когда одна из пожилых женщин брала кредит, когда заболел близкий человек. Хотя у нас констатируют, что бесплатная медицина. По определенным меркам сумма не очень большая — 120 тысяч она брала, но сейчас должна намного больше. Это микрозаймовая организация. Потому что у нас банки не дают деньги пенсионерам, во-первых. А во-вторых, не дают на лечение близким. Они у нас на шик дают. Вот если ты пойдешь в ресторан, тебе банк даст денег, а на бедовые ситуации сложно взять кредит, потому что там понимают, что если человек попал в беду, то в нашей стране он вряд ли из нее легко выберется.


А. Лапшина


- По моим наблюдениям, когда люди берут кредиты в безвыходных ситуациях, они до последнего пытаются их отдать.


А. Агаев


- Так она и отдавала каждый месяц. Но сумма увеличивалась очень быстро, она не успевала зарабатывать. И в этой ситуации люди приходят в конечном итоге к тому, что им нужно из этой ситуации как-то выходить. Потому что приставы работают везде - и на дороге, и на почте, и по сотовой связи, и домой придут. И это уже не жизнь становится у человека. А если к этому еще коллекторы добавляются, то вариантов у людей не много остается.


А. Лапшина


- Когда заявление принимается и принимается последующее решение, эти факторы учитываются: способен вообще человек заработать деньги и погасить долг или не способен?

А. Агаев


- Но если подал, то значит уже не способен и прошу их списать


А. Лапшина


- Одно дело списать, другое дело заморозить


А. Агаев


- Там частично списываются. По разным платежам. Есть субъекты, которым важно, чтобы было решение о банкротстве, чтобы можно было списать эту сумму с баланса.


А. Лапшина


- Как вам кажется, ситуация будет усугубляться?


А. Агаев


- Пока будет, потому что эта процедура только набирает силу. И во-вторых, пока доходы населения не изменили свое направление. Они продолжают падать. Сегодня экономическая политика такова, что не предполагается улучшения жизни людей.


А. Лапшина


- Печально. Я честно говоря, не знаю, как будет работать бизнес, который выдает кредиты под прессом того, чтобы тебе могут не вернуть деньги.


А. Агаев


- Для такого ростовщического бизнеса, к которому я отношусь отрицательно


А. Лапшина


- Про микрозаймы мы говорим.


А. Агаев


- Да. Т.е они не только тело возвращают. После этого еще и наезжают. Я извиняюсь перед собственниками этого бизнеса, но я считаю, что они очень грешны.


А. Лапшина


- Выручка «Победило» снизилась значительно. Резкое падение связывают с уходом Саравиа и пришла Победа, у которой 80% скидка на обслуживание судов. При этом пассажиропоток растет. С одной стороны либо есть лоукостер и мы летам, но аэропорт не зарабатывает, либо летают единицы, но аэропорт зарабатывает. Черная дыра, в которую надо постоянно вкладывать деньги.


А. Агаев


- Мы «Победу» называем лоукостером, но это монополист.


А. Лапшина


- Почему?


А. Агаев


- Потому что у него есть большие деньги. Дочка «Аэрофлота», новые самолетики, огромное влияние. В этой ситуации, когда есть монополии, у которых есть деньги, не может быть у аэропорта, который не может обеспечить большое количество вылетов, сильно выгодного бизнеса.


А. Лапшина


- Это вообще не бизнес пока.


А. Агаев


- Да. Пока это просто содержание аэропорта. Я думаю, это нужно Кировской области. Но нужно оценить затраты и то, что мы получаем. Для населения это хорошо. С точки зрения бюджета, это не очень понятно. Если мы содержим аэропорт, то не для того, чтобы губернатор летал туда-сюда.


А. Лапшина


- Если мы его содержим из бюджета, то хотелось бы, чтобы побольше простых людей могли летать.


А. Агаев


- Да. И это еще должно оказывать влияние на инвестиционную составляющую. Можно раз слетал и все. Но мы знаем, что для того, чтобы здесь открывали бизнес, нужно ряд и других условий создавать.


А. Лапшина


- С аэропортом такая история. Чтобы увеличить пассажиропоток, нужно увеличить сетку предложений. Калинград тот же, то, что с точки зрения туризма.


А. Агаев


- Баку, Тбилиси.


А. Лапшина


- Там нужен международный терминал.


А. Агаев


- Да. Значит нужны Минводы, Грозный. Те города, откуда можно стартовать. Но это легко на словах, потому что нужно попадать на стыковочные рейсы. Может до Казани и Самары чаще летать.

А. Лапшина


- У нас по-моему в Казань и Самару нет вылетов. Минута остается, подробно не успеем. Альбрет Гутнов ушел со своего поста, очередной директор ДДХ нас покинул, заваленный снегом. Место проклято?


А. Агаев


- Вариантов два — человек не справляется. Он реально не справляется, несмотря на все оправдания Шульгина. Народ правильно смеется. Снег в Кировской области был и будет. Второй вариант — стал слишком требователен к приезжм подрядчикам, а они пожаловались к тем, кто их привел.


А. Лапшина


- А кто их привел? Откуда у нас подрядчики?


А. Агаев


- Из Татарстана.


А. Лапшина


- (Смеется) Хорошо, сохраним интригу для наших слушателей. Это было особое мнение Азиза Агаева, мы прощаемся.