13:06, 05 марта 2019
Особое мнение Андрея Усенко от 05.03.19
Время выхода в эфир: 13:06, 05 марта 2019
6088
0
Гости: Андрей Усенко
Ведущие: Анна Лапшина

А. Лапшина


- В Кирове 13:06, в эфире программа «Особое мнение», я Анна Лапшина говорю слушателям «Здравствуйте» и приветствую нашего гостя Андрея Усенко, вице-президента Вятской ТПП, члена Общественных палат России и Кировской области. Давайте мы, наверное, с экономики начнем и оттолкнемся от доклада министра строительства области Руслана Бондарчука, в котором он озвучил плановые показатели в региональном строительстве. 606 тысяч квадратных метров жилья планируют построить и сдать в этом оду, это на 55 тысяч больше, чем в прошлом. И вот, честно говоря, мне как человеку далекому от экономики не очень понятно, как дышит еще наша строительная отрасль, потому что в этом же докладе озвучивается, что 40% площадей, построенных нашими застройщиками, не продано, они не могут их реализовать.


А. Усенко


- Анна, вы хоть и говорите, что далеки от экономики, но недалеки от реальной жизни и текущую обстановку экономическую на бытовом уровне чувствуете.


А. Лапшина


- Мы все это чувствуем, Андрей Леонидович, когда в магазин приходим и когда за «коммуналку» платим.


А. Усенко


- Даже официальная статистика говорит, что реальные доходы населения снижаются уже 5 лет и за эти годы они упали на 20%. Пи этом надо понимать, что за этот же срок вырос уровень обязательных платежей: та же «коммуналка», продукты. Поэтому денег у людей становится меньше, а свободных денежных средств еще меньше. Поэтому закономерно выглядит ситуация с непроданными объемами жилья и действительно много вопросов вызывают показатели, которые сгенерированы на самом деле не нашим Минстроем, а возникли в соответствии с нацпроектом, который с 2019 по 2024 год реализуется в стране.


А. Лапшина


- Это те самые 120 миллионов квадратных метров, которые мы должны к 2024 году строить?


А. Усенко


- Да. И как во всех остальных нацпроектах эта цифра распределена по годам и по регионам и до регионов доведена.


А. Лапшина


- То есть это сверху цифра спущена?


А. Усенко


 - Да. Мы же понимаем, что чтобы построить 120 миллионов в год по стране, надо чтобы каждый регион со своей задачей справлялся пропорционально количеству населения, которое в этом регионе проживает. Конечно, много вопросов возникает, потому что одновременная постановка задачи на 10-процентное увеличение объемов по сравнению с прошлым годом и серьезнейшие изменения, которые в этом году предстоят в строительной отрасли: переход на СКО-счета от долевого финансирования, переход на принцип «одна стройка - одно юрлицо», рост ставок по ипотеке, - действительно вызывает большие сомнения. Причем не только у нас, уже и министр строительства РФ уже сказал, что при тех условиях, которые мы имеем, данные показатели выполнит невозможно, потому что при большом количестве нераспроданного жилья Ввод еще большего количества приведет к достаточно понятным последствиям. Конечно, можно напрячься и эти планы выполнить, но его будет невозможно продать. А это соответственно либо банкротство компаний-застройщиков, либо резкий демпинг, что тоже ни к каким положительным результатам не приведет. Поэтому все же надеюсь, что позиция федерального министерства будет услышана. Потому что ставить только план, не давая механизмов и возможности не только построить, но и приобрести — это тупиковая история. Если бы государство ввело вместе с этим по-настоящему льготные ипотечные кредиты для всех категорий граждан — по 5-6% несомненно рынок бы оживился, и люди выкупили бы этот объем жилья. В тех условиях, в которых находимся сейчас — маловероятно.


А. Лапшина


- То есть выкупили бы несмотря на то, что падают доходы?


А. Усенко


- С такими ставками да.


А. Лапшина


- Потому что жить все равно где-то надо?


А. Усенко


-Несомненно, во-первых. А во –вторых, мы с вами знаем, что несмотря на падение доходов общий объем средств на счетах в банках на частных вкладах сопоставим с объемом ВВП. Порядка 30 триллионов, по-моему, находятся на счетах.


А. Лапшина


- То есть люди откладывают на черный день, а не тратят?


А. Усенко


- Да, потому что люди не имеют понимания, что произойдет завтра. Непредсказуемая экономическая ситуация и возможные социальные последствия. Поэтому уровень накоплений очень большой. И к сожалению, это ведь тоже большая проблема государства, потому что эти деньги в экономической жизни страны никак не задействованы.


А. Лапшина


- То есть они просто лежат и не работают?


А. Усенко


- Они работают на банки. Потому что вкладчики имеют доход по счету в 8% годовых, при этом банки кредитуют под 15% в среднем. Вот этот маржинальный доход, он весь уходит банку. Прибыль Сбербанка знаете сколько составила в прошлом году?


А. Лапшина


- Не помню. Но понимаю, что это астрономическая сумма какая-то.


А. Усенко


-800 миллиардов рублей. Это 10 бюджетов Кировской области. Вопрос - куда эта прибыль девается, используется. Если у людей появится возможность инвестировать деньги, лежащие на счетах, как это происходит с индивидуальными инвестсчетами, когда люди инвестируют в акции, облигации. А если люди смогут инвестировать в недвижимость, я уверен, что они определенную часть своих накоплений переложат на это при нормальных условиях. И это тот ресурс, который государство могло бы задействовать.


А. Лапшина


- Ну подождите, 5-6% ставка по ипотеке - это что-то нереальное. Даже Путин такого не обещает, говорится о 8%.


А. Усенко


- Я понимаю. Но мне кажется, что есть некий психологический уровень ниже которого люди начнут вкладывать деньги массово. 8% мне таким барьером не представляется, потому что, понимая дополнительные расходы с приобретением недвижимости, ее содержанием, мы осознаем, что затраты будут больше. 5-6%, думаю, могли бы мотивировать граждан на вложение в недвижимость.


А. Лапшина


- Ну это хорошее дело. Но если этого не случится, можем мы дать прогноз, что будет со строительной отраслью в Кирове и в стране? Ну вот 8% говорил Греф, что будет в следующем году.


А. Усенко


- Я думаю, что даже 8% будет, только если власти примут волевое решение и заставят банки это сделать, сами банки на такую ставку не пойдут.


А. Лапшина


- Сейчас ставка — 10%.


А. Усенко


- Надо понимать, что есть ставка ЦБ, никто ниже нее из банков не пойдет, если только это будет госпрограмма с субсидированием. Если посчитать в объемах страны и взять ту же прибыль Сбербанка, а я напомню, это банк на 50% с государственным участием, и реинвестировать всю его прибыль в субсидирование процентов, мы получим замечательную историю расширения ипотечного портфеля и банк эти деньги в итоге отобьет. Но при этом жилье будет доступнее, вырастут объемы строительства.


А. Лапшина


- А если нет?


А. Усенко


- Ели не изменятся условия те, которые существуют сейчас, и по которым строительная отрасль будет жить после 1 июля...


А. Лапшина


- Когда прекратит свое действие закон о долевом строительстве.


А. Усенко


- Напомню, до сих пор не принято решение о том, чтобы объекты, которые до 1 июля начали возводить, строились по старым правилам. Законодатель до сих пор не определился. И на данный момент есть риски, что квартиры, непроданные по долевым договорам, в домах, которые начали строить до 1 июля, придется оформлять по СКО-счетам. Это будет достаточно муторная процедура. В Кирове, насколько я знаю, только 2 банка аккредитованы по ведению СКО-счетов: Сбербанк и ВТБ.


А. Лапшина


- Федеральные игроки.


А. Усенко


- Да, конечно. Странная история. Местные банки гораздо лучше знают рынок, застройщиков, спрос, объекты, при этом не получают право, а получают его федеральные банки, у которых есть деньги, но они не знают рынок. А решение в федеральных банках принимается не на территориях, а в головных структурах, что они будут делать и с каким подходом будут относиться, тяжело спрогнозировать. Но можно спрогнозировать, что если условия будут изменены, то в ближайшие год-два мы получим жесткую нестабильность рынка с точки зрения непонимания застройщиками, что делать, банками, под какой процент кредитовать, и гражданами, которые придержат деньги, чтобы подождать, пока ситуация нормализуется. В общем, непростые времена нас ждут на строительном рынке. И говорить в данном контексте о 10% росте к концу года... Если в 2018 году мы этот рост достигли только за счет индивидуального жилья, многоквартирные дома сократились, то я думаю, что эту тенденцию переломить будет очень сложно.



А. Лапшина


- Андрей Усенко, вице-президент ВТПП, член ОП КО у нас в студии. Мы еще немного про экономику поговорим. Строительная отрасль, о которой мы говорили в начале, тесно связана с ситуацией в экономике в целом. Если у нас в экономике в целом все так прекрасно, как нам недавно рассказал Росстат, я не понимаю, почему в строительной отрасли такие проблемы, почему нет денег, чтобы выкупить 40% не проданных квартир в кировских настройках. Я напомню, по данным Росстата, рост ВВП по итогам прошлого года — 2,3%. Плановый показатель — 1,8%. Насколько я помню экспертные статьи в «Ведомостях», еще где-то, даже Максим Орешкин, министр экономического развития очень удивился и сказал: не, мы такого не ожидали.


А. Усенко


- Я думаю удивление министра было спланированным. Напомню, что в прошлом году из недр Минэкономразвития возник новый руководитель Росстата. За некоторое время до нового года поменяли руководителя Росстата, им стал один из сотрудников Минэкономразвития.


А. Лапшина


- Орешкин «Ведомостям» говорил, что они с Росстатом ничего не согласуют и цифрами не обмениваются до публикования итоговых результатов.


А. Усенко


- Вы предлагаете поверить?


А. Лапшина


- Да, я думаю, если министр публично уважаемому изданию говорит, наверное можно верить.


А. Усенко


- Наверное. Потому что Минэкономразвития делает прогнозы, а Росстат делает итоговую оценку. Они же объяснили это как раз ростом строительной отрасли более чем на 5%. Что и сказалось на итоговом показателе. Дальше дали пояснение, что этот рост вызван вводом крупнейших инфраструктурных объектов - Крымского моста и по-моему газопровода — с многомиллиардными долларовыми вливаниями. Если это учесть как некий экономический показатель, то он начинает серьезно влиять, можно и такую цифру вывести. 


Но мы же понимаем, что это имеет достаточно локальный характер, во-первых. Во-вторых, разовый характер. Это сложная история с точки зрения того, что когда ты строишь большой объект, ты привлекаешь подрядчиков, рабочую силу, технику и все остальное, оплачиваешь это в больших объемах, все замечательно. А если после этого таких объектов нет, то весь экономический и технический потенциал пропадает. 


Появятся ли такие объекты еще — большой вопрос. Что будет с показателями роста, учитывая эффект базы, в 2019 году - большой вопрос. Хотя если Росстат посчитает вложения в рамках нацпроектов, которые с 2019 года запускают по ряду отраслей, то можем выйти на приемлемые цифры. Другой вопрос — с чего мы начали программу: ощущаем ли это мы? Когда это доходит до нас и насколько это влияет на нашу жизнь.


А. Лапшина


- Мне кажется, мы в обратную сторону ощущаем. Все россияне почувствовали на себе вложения в строительство моста в Крым.


А. Усенко


- Скорее всего да, с учетом того, что у них денег стало меньше.


А. Лапшина


- Печально. Получается, что картинка, которая в телевизоре, люди, которые в телевизоре нам говорят, что мы стали жить лучше, они не врут. Они основываются на каких-то цифрах и показателях и понимают, что мы стали жить лучше. А рядовые люди этого не чувствуют на себе.


А. Усенко


- Никто не говорит, что мы стали жить лучше. Вопрос роста ВВП прямой связи с благосостоянием граждан не имеет. Можно полбюджета вложить в ОПК и наверное повысятся зарплаты сотрудников, но на всей стране это не скажется. Поэтому здесь вопрос тех показателей, которые мы упоминали. Это средний доход, покупательская способность, средний чек в магазине. Эти показатели постоянно снижаются. Это гораздо большая проблема для экономики, потому что по факту мы должны говорить, что в экономике денег становится все меньше и меньше.


А. Лапшина


- Давайте на реальную почву опустимся, на ту экономику, которую мы можем видеть и почувствовать. Вот малый и средний бизнес. Один из национальных приоритетных проектов. Где тоже какие-то заоблачные, как мне кажется, показатели поставлены Путиным. Я, честно говоря, пока не вижу, за счет чего у нас будет расти малый и средний бизнес. В приказном порядке не будут создаваться малые предприятия, если людям невыгодно этим заниматься.


А. Усенко


- Если невыгодно и нет условий, в которых он может развиваться, этого не произойдет.


А. Лапшина


- Давайте напомним показатели по приоритетному проекту, они каковы?


А. Усенко


- Насколько я помню, на 7% рост числа занятых в сегменте малого и среднего предпринимательства. Большой рост заложен на экспортный потенциал. По федеральному проекту боюсь ошибиться, давайте по региональному проекту пройдемся. С 2019 по 2024 год должно на 4 тысячи увеличиться количество субъектов малого и среднего предпринимательства. С учетом того, что у нас в реестре их более 50 тысяч, то речь ведем о 10%. Если у нас по прошлому году показатель минус тысяча, то есть снизилось на тысячу число, то перебороть эту тенденцию и выйти на результат плюс 800 в год — серьезный вызов. Не менее серьезный, чем в строительстве. Причем это взаимосвязанные отрасли. Если начнет ухудшаться ситуация в строительстве, в первую очередь выпадать будут малые и средние предприятия и субподрядчики. +140 предприятий-экспортеров за эти же 5 лет, то есть те, кто начнет экспортировать свою продукцию. И плюс 6 или 7 тысяч занятых в этом сегменте.


А. Лапшина


- А сейчас их сколько?


А. Усенко


- Я сейчас абсолютную цифру не назову. Порядка 25% трудоспособного населения. Цифры серьезные. Конечно, я понимаю, что есть определенный расчет на то, что количество занятых возрастет за счет инструмента, который сейчас реализуется в пилотных территориях, а с 2020 года будет распространен на всю страну, это так называемые самозанятые. Это очень упрощенный налоговый режим. Его даже налоговым назвать нельзя. Это проще, чем патент. По факту, если ты работаешь сам на себя в определенных отраслях, например, репетитором, или сдаешь квартиру, или таксистом работаешь, у тебя нет наемных работников, у тебя есть ограничения по обороту, то все очень просто. Ты даже не ходишь в налоговую инспекцию, а ставишь специальное приложение на телефон, через него регистрируешься в налоговой, заносишь туда доходы-расходы и уплачиваешь 4% от оборота в случае, если работаешь с физлицами, и 6% в случае, если работаешь с юрлицами. Всё. Без личных визитов, абсолютно без чего-либо. Предполагается с 2020 года распространить на всю территорию страны. Сейчас идет пилотная реализация: Москва, Татарстан и Калуга. Пока результаты пилотного проекта достаточно скромные. Сказать, что люди массово поверили и начали выходить в этот режим, пока нельзя.


А. Лапшина


- Вообще не очень понятно. Люди вообще не платили не 4% и не 6%. И они сейчас не понимают, с чего вдруг они должны начать платить. Мы не призываем не платить налоги, поймите нас правильно.


А. Усенко


- Мы призываем к обратному. Дело в том, что конкурентоспособный и развивающаяся экономика может быть только в случае, если все находятся в правовом поле и в одинаковых правилах игры. Потому что когда одно предприятие работает «в белую», а другое «в серую» или «в черную», понятно, что эти перекосы приводят к меньшему развитию экономики обоих предприятий. Надо понимать, что государство и ФНС в частности, на мой взгляд, семимильными шагами по сравнению с остальными ведомствами идут к тому, чтобы мониторить (не скажу «контролировать») всю нашу деятельность, всю нашу жизнедеятельность с точки зрения проходящих финансовых потоков. Уже сейчас, по оценкам экспертов, до 70% финансовых потоков в стране ФНС контролирует. Осталось 30%.



А. Лапшина


- Я правильно, понимаю, что 30% - это то, что идет налом?


А. Усенко


- То, что идет налом. То, что идет между физлицами. ФНС сейчас не имеет права контролировать банковские переводы. Но уже внесен законопроект, по которому без решения ФНС может эту информацию получать. Поэтому наши переводы с карты на карту, с телефона на телефон станут тоже прозрачны и видны налоговой. Как они к ним будут относиться? Сначала, думаю, будут изучать, а потом будут формировать правила, по которым мы будем жить. Всю продукцию планируется включить в проект маркировки. К 2025 году Медведев озвучил, что вся продукция должна маркироваться, вся история развивается. Государство будет мониторить всё. Вспомните все Оруэлла, «1984», Большой брат. С точки зрения фискальной это будет однозначно.

А. Лапшина


 - Давайте к самозанятым вернемся. Вы говорите, что есть небольшая надежда, что вот эта категория граждан каким-то образом поддержит статистику.


А. Усенко


 - Да, она войдет в категорию малого и среднего предпринимательства.


А. Лапшина


 - Результаты в тех регионах, где это реализуется, достаточно скромные. Т.е вот эту 1800 человек в год самозанятые могут обеспечить?


А. Усенко


 - В полном объеме, конечно нет. Я думаю, что на пилотных регионах сейчас отработают кнут и пряник. Пряник уже дали — низкая налоговая ставка, упрощенные процедуры. А проверки тех же таксистов это первые пробы кнута, на мой взгляд. В Москве даже реклама висит — становитесь самозанятным и работайте с Яндексом напрямую без посредников в виде таксопарков. ФНС отработает это,и когда процесс пойдет на всю страну. Это будет происходить путем сжатия серых пространств, которые остаются. Будет понятно — если ты занятый по месту основной работы, у тебя есть работодатель, который все платит. Если ты находишься в отпуске по уходу за ребенком или ты студент, с тобой тоже все понятно. Есть целая группа граждан — около 25 млн рублей, которые выпадают из трудовой статистика. Вот по ним будут выяснять. Ты еще не самозанятый? Значит начнется контроль расходов через чипированные товары. Ты тратишь деньги, значит ты где-то их берешь.


А. Лапшина


 - Еще об экономике. Проверки бизнеса как пугающий механизм. Я о том, что Путин говорил в послании — бизнес не должен ходить под статьей. Половина дел не доходит до суда, а это значит, что люди сидят по абы как склееным делам. Вот это все голословные вещи или что-то будет сделано? Мы, например, много говорили о том, что люди, обвиняемые по экономическим статьям, не должны до приговоры находится в местах лишения свободы.


А. Усенко


 - Очень хотелось бы поверить, что в тот раз структуры услышат президента. Само государство с точки зрения выстраивания отношений с бизнесом прибегало к этим методами, чтобы переломать ситуацию и показать, что теперь несколько иные правила игры действуют. Теперь надо возвращаться в правовое поле и надо понимать, что ущерб, о котором говорится в рамках следствия, не соразмерен тем мерам, которые предпринимаются. Часто это приводит к потере и разоружению бизнеса.


А. Лапшина


 - И следом государство теряет налоги.


А. Усенко


 - Совершенно верно. Целый ряд факторов здесь. Остальной бизнес смотрит а то, что происходит и понимают, что и с ними это может произойти. Те, кто хотел бы заняться бизнесом, смотрят на это и думают — а надо ли оно мне. С этой стороны государство ставит нацпроект, а с другой применяет карательные меры в отношении тех, чья вина не подтверждена. Хотелось бы, чтобы это была не просто позиция, выраженная на высшем государственном уровне, а чтобы это было закреплено в законодательных актах. Потому что мы понимаем, что все это происходит на местах. В послании было еще несколько вещей, интересных с точки зрения бизнеса. Интересное поручение возникло по итогам — за два года пересмотреть всю нормативно-правовую базу в отношении проверок бизнеса. Это будет какой-то неимоверный объем работы, который нужно сделать в крайне сжатые сроки.


А. Лапшина


 - Мы часто руководствуемся документами, которые были приняты тогда, когда еще и понятия частного бизнеса не было.


А. Усенко


 - Да. Но здесь два риска. Первое — можно просто утонуть в этой работе. Второе — один массив документов заменить другим. И здесь важно, чтобы те структуры не поменяли шило на мыло. Или не сделали жестче, а в условиях цейтнота это может произойти. Поэтому важно привлечь к этому процессу бизнес. Меня радует, что срок тут поставлен не 24 гол, как по многим нацпроектов, а 1 января 21 года.


А. Лапшина


 - Я правильно понимаю, что контрольные органы пока не выходили на торгово-промышленную палату?


А. Усенко


 - Пока нет. Но мы уже озвучили этот предложение. Мы не сидим и не ждем, пока к нам кто-то придет. У нас хорошие коммуникации и мы надеемся, что наши предложения будут услышаны и трансформируются в понятные правила игры.


А. Лапшина


 - Мало времени у нас. Как представителя общественной палаты спросить о проекте Что не так. Был заявлен громко, говорили о мусорной реформе, капремонту. Но с той поры все тихо.


А. Усенко


 - Действительно, мы планировали в ноябре рассмотреть тему капремонта, но за нее тогда взялось и ОЗС, и правительство, мы решили, что повторяться нет смысла. Нам более интересно сейчас будет обсудить, что изменилось. В апреле-мае хотим это сделать.


А. Лапшина


 - Тема капремонта.


А. Усенко


 - Да, в том числе. Плюс еще одна тема — общественные советы.


А. Лапшина


 - Андрей Усенко в нашей студии, это было особое мнение. До встречи.