13:06, 09 октября 2019
Особое мнение Алексея Кузьмина от 09.10.19
Время выхода в эфир: 13:06, 09 октября 2019
4295
0
Гости: Алексей Кузьмин
Ведущие: Анна Лапшина

А. Лапшина


– 13:06 в Кирове программа «Особое мнение» в эфире и я Анна Лапшина приветствую слушателей и говорю здравствуйте гостю студии Алексею Кузьмину предпринимателю, депутату кировской городской думы V созыва. Алексей, добрый день!


А. Кузьмин


– Добрый день!


А. Лапшина


– Тем у нас много и я напоминаю слушателям, что вы тоже можете участвовать в программе. Задавать вопросы гостю на сайте echokirova.ru. Там размещена форма анонсов. Пишите, мы будем следить в процессе эфира. Если вопросы будут интересными будем задавать.


– С Алексеем я начну с довольно интересной темы, которая широко обсуждается в социальных сетях – с недавнего интервью Никиты Белых, бывшего губернатора Кировской области газете и порталу РБК. Журналисты съездили непосредственно в колонию в селе Клекотки Рязанского района. На Ютюбе размещён видеофайл более 40 минут. Фактически получилась беседа и прогулка всё в одном лице и Никита Юрьевич отвечает на вопросы журналистов. Алексей, у меня вопрос такой, появление этого интервью именно сейчас некоторые, как я слышала эксперты, связывают с началом президентской кампанией. Говорят, что там были сказаны не самые лицеприятные слова в адрес Дмитрия Медведева, который рекомендовал Никиту Юрьевича на губернатора Кировской области. Никита Белых сказал, что Медведев не пытался за него заступаться, и вообще ни за кого не заступается. Некоторые ставят некий знак равенства между вот этими словами и в отношении Дмитрий Медведева может принято какое-то решение. Это какая-то федеральная повестка очень сложная для меня.


А. Кузьмин


– Вы так аккуратно высказываетесь по этой теме, потому что действительно уже на слуху у многих так называемый трансферт власти. Это модное современное слово, которое говорит о том, что в ближайшем будущем возможны серьёзные политические перемены на федеральной политической повестке. Появление этого интервью и какие-то другие информационные поводы с другими людьми, статусными и бывшими статусными людьми, мне кажется в какую-то общую канву это всё попадает. Против кого играют и играют ли, это серьёзный вопрос и достаточно сложный. Я бы не сказал, что это интервью нацелено исключительно на партию Медведева. Имеется в виду не его политическую партию, а на партию тех людей, которые идут в команде с этим политиком. Но камень в ту башню кремля, я думаю, что был кинут.


А. Лапшина


– А это намеренно или это трактуют сейчас?


А. Кузьмин


– Мне кажется дыма без огня не бывает. Никита Белых занимал серьёзные позиции с точки зрения федеральных политиков. В своё время он был гораздо серьёзнее нынешних политических руководителей. В том числе и в регионах, губернаторов которые имеют мало политического опыта. Никита Белых всё-таки был и депутатом законодательного собрания Пермского края, и возглавлял одну из крупнейших политических партий – оппозиционных партий. Его политические амбиции и политическое место – высоко. Всё что говорит этот человек нужно относиться с пониманием к его словам и понимать, что имел большой доступ к информации.


А. Лапшина


– Наверное, она каким-то образом к нему до сих пор стекается, потому что мы видим периодически информационные поводы, которые появляются. Это и приезд в колонию достаточно известных персон, например Сергея Шургунова. Разговоры, общение и переписка имеет место.


А. Кузьмин


– Мне очень отрадно, что человека не сломала та система, куда он попал и где оказался. Человек продолжает отстаивать свои убеждения, имеет свою точку зрения на все происходящие события. Да, сейчас у него не так много информации, не так много возможностей на что-либо повлиять. Рано или поздно его срок закончится, человек выйдет на свободу и продолжит заниматься общественно-политической деятельностью. По крайне мере я на это надеюсь.


А. Лапшина


– Я помню ему задавали этот вопрос: «Останетесь ли вы в России или уедете туда, где вас с большим уважением примут». Он говорил, что я бы хотел, чтобы мои знания пригодились здесь, но если не получится, уеду туда, где они нужны. Действительно, есть ощущение от этого интервью, что человек не сломался и продолжает какие-то активности. Мне кажется это колония и библиотека станет образцово-показательной в некотором смысле.

Ещё одна тема, которую я бы хотела затронуть тоже связана с уголовными делами. Завершился суд, по крайне мере тот, который тянулся на протяжении нескольких месяцев, по делу парка Победы. Мы видим результат - Леонида Яфаркина осудили на 6 лет лишения свободы. На ваш взгляд Алексей, поставлена ли точка в этом вопросе и считаете ли вы это наказание справедливым или нет?


А. Кузьмин


– Действительно, мы несколько месяцев наблюдали за этим шоу — шоу судебного процесса. Я думаю, многие воодушевленно обрадовались, что человека посадили на несколько с лишним лет и злодей оказался за решёткой. Но мне кажется, не все выводы сделаны из этой ситуации и этого дела. Я думаю, что те виновные, которые приложили руку к этому преступлению, они всё равно будут ещё выявляться. Я думаю, что будут ещё уголовные дела и ещё буду судебные процессы. Не стоит выключать телевизор, не стоит выключать это шоу.


А. Лапшина


– Алексей, у меня сразу вопрос. Вы говорите виновные причастны к этому преступлению. На ваш взгляд, факт преступления всё-таки был доказан судом или нет? Потому что неоднозначная получается какая-то история. На самом деле, когда все решения по парку Победы принимались, начиная от изменения статуса вот этого участка и статуса земли – её назначения, заканчивая историей продажи этого участка. Все эти решения были юридически очень верно обставлены, т. е. принималось депутатами решение, были все сопутствующие документы правильно заполнены. Вроде как преступления-то и нет. Какая-то иная категория, этически – да, продать кусок парка Победы под строительство может быть не хорошо выглядит. С точки зрения закона многие говорят: «А где преступление?»


А. Кузьмин


– Я думаю, что с точки зрения этики – это не совсем мягко говоря красиво, но давайте мы не будем обсуждать решения судов. Мы можем своё мнение высказать. С точки зрения законодательства и процессуальных документов, которые были там составлены и подписаны. В принципе, как мне кажется, нарушений серьёзных не было. Все окончательные решения принимала кировская городская дума раз, и администрация города Кирова два. Какое отношение имеет собственник и продавец участка – достаточно посредственные. Поэтому, очень подозрительно и странно, что никто из депутатов и администрации города Кирова не понёс никакого наказания кроме как публичного появления своих фамилий в СМИ. Косвенно или прямо или под давлением каким-то, но мы видели только фамилии: сотрудников гордаминистрации, главы города Кирова и тд. Это лишь репутационные какие-то издержки этих людей, а где административно-уголовные наказания? Я думаю, что всё ещё впереди.


– Мне кажется, нет смысла в этой ситуации обсуждать решения суда. Правоохранительные органы тоже не лыком шиты, они были подготовлены к этому делу: документы и специально проведены действия. Достаточно весомые были аргументы. Давайте мы не будем забывать об одном нюансе. Почему-то никто не вспоминает слова Яфаркина, который высказывался об интересантах всего этого уголовного процесса и об интересантах того, чтобы его посадили за решётку. Он высказался о Шульгине. Это он выгодоприобретатель и ему зачем-то это нужно. Он высказался о представителях силовых структур, которые возбуждали это уголовное дело. Все эти слова сквозь уши пропускают и не обращают на это внимание. Мне кажется надо и в этом направлении компетентным органам копать.


А. Лапшина


– Алексей, дело парка Победы разбирается только в суде последние несколько месяцев, а до этого несколько раз были проверки в том числе, и прокуратуры по разным фактам вокруг, и были решения суда. Интерес к этому делу и к этому вопросу появился задолго до того, как в Кировскую область пришёл Илья Шульгин. Мы сделаем сейчас перерыв на полминуты и вернёмся с нашим гостем Алексеем Кузьминым.

– Ещё один важный вопрос о деньгах. 165 млн рублей возмещение убытков городу присудил суд. В этой студии у меня недели две назад был юрист Ян Чеботарёв, и тогда у него этот факт вызвал вопрос. Не очень нам понятно, т. е. если Яфаркину присудили возмещение ущерба в 165 млн – рыночная стоимость вроде бы того самого участка спорного, как было посчитано. То какова в этом случае судьба земли. Если город получает деньги за изъятый от него участок, то, следовательно, город не может требовать этот участок назад. Следовательно, то о чём люди говорили: «Появится жилищная застройка раз, ну и в целом, откусили кусок парка Победы. Как можно от парка откусить кусок?» Получается, что не вернётся этот участок в город или вернётся?


А. Кузьмин


– Я не знаю какие сейчас идут переговоры между собственником земли. Сейчас есть решение суда в рамках уголовного процесса, и когда оно вступит в силу и начнутся все бракоразводные процессы: одним деньги, другого за решётку, третьим срок. Тут надо смотреть какие юридические последствия для собственника земельного участка. Если КСМ будет вынуждена отдать земельный участок в собственность муниципалитета, тогда спрашивается причём здесь штраф 165 млн. Вы правильно вот эту логику и цепочку построили. Если город получает 165 млн, значит земельный участок остаётся у того собственника, который сейчас есть. А что КСМ будет делать с этим земельным участком не сложно догадаться. Либо он будет его перепродавать какой-то другой компании, которая сама будет принимать решения, что там возводить согласно зонам и видам разрешенного использования. Либо она самостоятельно будет возводить жилые дома или построить социальный объект в рамках какой-то федеральной программы. 


Ближе к истине, что там может появится какая-то школа, детский сад, а может и спортивный объект. Это зона земельного назначения создана, чтобы возводить спортивную инфраструктуру. Возможно, будет найден какой-то консенсус пройдут какие-то переговоры на всевозможных уровнях. КСМ предложат либо федеральные, либо областные деньги и построят спортивную инфраструктуру.


А. Лапшина


– Могу только сказать, что по моим непрофессиональным оценкам, строительство жилья это значительно более выгодное дело, чем строительство спортивного или образовательного объекта пусть даже на федеральные деньги. Не исключена ли ситуация или она исключена, что город все-таки получает эти деньги. Кстати говоря, их взыскивать надо каким-то образом.


А. Кузьмин


– Какая разница, есть решение суда. Он не может сказать, извините у этого человека нет денег, я уж лучше возьму земелькой.


А. Лапшина


– Допустим город получает эти деньги. Может ли город обратиться в «Кировспецмонтаж» с просьбой вернуть участок и получить обратно свои деньги, которые КСМ заплатил, приобретая его.


А. Кузьмин


– Я думаю, если сейчас не возникает каких-то коррупционных интересов по поводу этого земельного участка, то именно по такой цепочке город должен сработать. Он должен предложить собственнику возвести там какую-то спортивную инфраструктуру, либо культурно-досуговый центр. Объект связанный с социальным обслуживанием населения. По логике вещей, если мы не говорим о каких-то сейчас интересантах, а витает информация, что до сих пор ходят вокруг этого участка разного рода интересанты. Есть люди, которые наблюдают со стороны эту цепочку перипетий, судебных тяжб и взаимоотношений смотрят на этот участок.


А. Лапшина


– А опыт Яфаркина их не научил ничему?



А. Кузьмин


– Разные, видимо, схемы бывают. Правильная цепочка – это постройка спортивной инфраструктуры.


А. Лапшина


– И возмещение компании, которая приобрела этот участок, недополученной прибыли или принесённых ею затрат.


А. Кузьмин


– Или например, КСМ предложат какой-то другой участок – другую альтернативу, где они действительно могут возвести жилой дом.


А. Лапшина


– Вы Алексей, я правильно понимаю, не против того, чтобы на этом участке всё-таки какое-то строение появилось.


А. Кузьмин


– Я очень хочу и радею за то, чтобы давайте в кавычки это слово возьмём. На этом «пустыре» появился нужный для города и для жителей Кирова объект. Желательно, чтобы это был либо спортивный, либо социальный объект: школа, детский сад, дом культуры.


А. Лапшина


– Следили ли вы за перипетиями так называемой транспортной реформы. Были ли вы на круглом столе 3 октября, где обсуждали перспективы развития нашего транспорта. Помните ли вы историю с забракованной маршрутной сетью, которая предлагалась. Как вообще относитесь к тому, что не развязали руки в этом направлении авторам этой схемы. Есть разные мнения: с одной стороны люди в нашей студии говорили, что это погубит действующую систему, убьёт конкуренцию и послужит резкому повышению цены на проезд. С другой стороны, люди говорили о том, что остро назрела необходимость принять какие-то решения и всё надо переформатировать и перенастроить.



А. Кузьмин


– Действительно тема очень актуальна для нашего региона и тем более для Кирова. Транспортная проблема, доступность общественного транспорта. Я присутствовал на этом круглом столе по поводу транспортного вопроса. Мне показалось интересным и важным два вопроса, которые там поднимались. 


Первый вопрос - это доступность транспортного сообщения в районах Кировской области. Если есть населённый пункт, в который десятилетиями ходит автобус, то люди привыкли ездить в районный центр в соседние населённые пункты. И если одномоментно пропадает сообщение с этим населённым пунктом, на нём можно поставить жирный крест. Рано или поздно населённый пункт полностью опустеет, либо там ничего не будет развиваться. Никакого бизнеса и никакой социалки, люди будут вынуждены переезжать. Это известный факт и априори будет так. Поэтому необходимо поддерживать сообщение между всеми населёнными пунктами на территории Кировской области. 


Давайте мы проведём параллель -  в регионе прошла мусорная реформа и одна из задач была, чтобы мусоровоз доехал до каждой деревни, населённого пункта, до каждого дома. То же самое и с транспортом, это социальная услуга и она всё равно муниципально-государственная. Поддерживаю активиста Анатолия Курбатова, который последовательно занимается транспортными вопросами. Он сказал общую фразу и я его поддерживаю: «Это далеко не бизнес, это инфраструктура. Здесь надо выполнять муниципальный заказ на перевозку людей»


А. Лапшина


– Правильно ли я вас понимаю, что вы поддерживаете мнение Анатолия, в том числе и о создании единого перевозчика по области. Несколько месяцев назад говорили о том, что такой появится. Он будет распределять нагрузку между перевозчиками другими, необязательно государственными.


А. Кузьмин


– Я считаю, что опыт укрупнения таких транспортных инфраструктурных компаний – положительный. Потому что частный бизнес не вытягивает ту нагрузку и тот объём пассажиропотока, который есть в районах. Если мы город Киров ещё можем рассматривать как компактное сосредоточение населения, где из точки А в точку Б. всё равно кто куда поедет. Автобус в конце расстояния на сколько-то процентов будет заполнен. Если мы берём районы Кировской области, а у нас протяжённость территории очень большая и расстояние между населёнными пунктами не маленькое. Заполненность пассажирами бывает крайне низкая. В населённом пункте проживает несколько десятков человек из них только двое съездили в районный центр и ради них едет этот автобус. Частный бизнес в такую цепочку не войдёт, это не рентабельно.


А. Лапшина


– Алексей, но частники как-то же ездят. Большая проблема была и она как-то обсуждалась в нашей студии. История с нелегальными перевозчиками.


А.Кузьмин


– А вы знаете почему они едут, потому что они не платят налоги. У них нет страховки и дополнительных нагрузок. У них нет социальных обязательств. Именно поэтому им это выгодно. Как только они войдут в рамки правового поля, как только они будут выполнять официальные заявки и платить налоги, этот бизнес станет нерентабельным, и первым делом они сменят маршрутную сеть. Они перестанут возить в отдалённые населённые пункты. Будут ездить, например, между крупными городами: Кирово-Чепецк и Киров. Это я условно сказал. Там, где пассажиропоток всегда будет. Проведём параллель между мусорной и транспортной реформой. Здесь мы создаём услугу, когда мусоровоз должен доехать до каждой деревни. Я уверен, что по такому же пути нужно идти и в транспортной реформе: в каждую деревню должен приехать автобус.


А. Лапшина


– Это реально?


А. Кузьмин


– Это надо делать! Несмотря на все потенциальные затраты областные, муниципальные и предложения о том, что надо создать единого оператора, который будет контролировать маршрутную цепочку и составлять маршрутные листы и сети. Он будет аккумулировать у себя управленческий персонал: бухгалтерия, юристы, административный персонал. Это всё может привести к эффективности и хотя бы, чтобы это предприятие работала в ноль. При такой ситуации, которая сложилась сейчас главная задача, чтобы создался единый оператор и работал в ноль.


А. Лапшина


– Люди, которые спорят с тем утверждением, что единый перевозчик это благо. Приводят следующий аргумент: всё-таки единая контора – это опасение того, что будет отсутствовать конкуренция. А её отсутствие порождает чаще всего не очень хорошие вещи для потребителей товара, либо это снижение качества, либо повышение стоимости. Люди говорят, что может вырасти тариф. Насколько это вероятно?


А. Кузьмин


– Я не знаю, насколько это вероятно, т.е. надо обсуждать с представителями РСТ, которые непосредственно утверждают и согласовывают эти тарифы.


А. Лапшина


– Здесь не конкретно завтра или в следующем году, а на будущее. Есть одна организация, которая всем занимается. Нет у неё конкурентов, нет тех, кто может предоставить эту услугу по более низкой цене, а следовательно любую цифру нарисуют.


А. Кузьмин


– Тоже верно. Можно сослаться на этот аргумент. Давайте возьмём нашего монополиста «Гордомстрой», который у нас асфальт укладывает в городе Кирове. Монополист? Монополист. Привлекает в субподрядчики одни и те же организации? Одни и те же организации. Эти субподрядчики готовы падать в своих контрактах между собой и «Гордомстроем» на 20-30%? Готовы. Почему эти субподрядчики не могут выйти напрямую на заказчика? На муниципалитет и предложить цену на 20-30% дешевле? Странный вопрос. Может возникнуть подобная ситуация. 


Аналогично в автотранспортном предприятии. Это крупнейший перевозчик – АТП. Обслуживает кировские автобусы и троллейбусы. Я не обладаю какой-либо серьёзной информацией, но мне рассказывали, что за официальные и не официальные откаты они нанимаются в субподряды АТП. Как сейчас картина складывается, я не знаю. У нас специфика всего российского или кировского бизнеса. Мы можем создавать эффективную, идеальную модель, когда есть головное предприятие. Оно создаёт условия, выступает в качестве заказчика. Есть субподрядчики, которые честно между собой конкурируют и предлагают лучшие условия. На основе этих предложений головное предприятие делает серьёзные аргументы и цену, но мы живём в наших реалиях. Это головное предприятие может завысить цену, как вы сейчас правильно эту цепочку проследили. У субподрядчиков занизить цену и разницу оставить себе, а потом на расходы на всякие приближённые ОООшки и ИПшки вывести полученные деньги. Мы же живём в современном мире и гарантий нет никаких. Но я считаю, что единый мозговой центр нужен. То, что происходит сейчас, оно рано или поздно лопнет. Частные перевозчики перестанут возить людей в отдалённые населённые пункты и бросят невыгодный кировский маршрут.


А. Лапшина


– Ещё один вопрос, который поднимался на круглом столе по транспорту – перспективы аэропорта «Победилово». Поднятие этого вопроса совпало с недавним решением законодательного собрания: выделить аэропорту ещё 30 млн. Всего «Победилово» получит 90 млн за последний год. Вокруг этой истории тоже разные мнения, кто-то говорит, что надо выделять деньги аэропорту и поддерживать это предприятие. Аэропорт — ворота города и возможность привлечения инвестиций. Кто-то говорит, что аэропорт нужен ограниченной кучке людей, которая куда-то летает. И есть ранее высказанное мнение бывшим министром транспорта Михаилом Поршневым: «Аэропорт – это чёрная дыра и никогда прибыльным не будет. Всё равно это социальная нагрузка, с которой бюджет должен смириться». И есть мнение некоторых наших экспертов, которые говорили о том, почему бы не привлечь частного инвестора. Не передавать ему полностью этот объект, если не разрешено законом или опасно, но как-то привлечь и бизнес управляет эффективнее.


А. Кузьмин


– Насчёт привлечения частного игрока в аэропорт я достаточно сомневаюсь и скептически к этому отношусь. Во-первых, будет поднят аргумент о том, что это стратегический объект и передавать транспортное предприятие каким-то там частникам, мне кажется это будет главным аргументом против этой идеи. Во-вторых, безусловно можно согласиться со словами Поршнева, что авиасообщения, как и автобусные сообщения это не только бизнес, но и социальная нагрузка на бюджеты всех уровней. В данном случае на областной бюджет. Это ворота в наш регион, ворота в наш город. Действительно, с появлением регулярного авиасообщения количество бизнес-контактов увеличилось. Это правда. Посмотрите, гостиницы наши заполняются. Не на машинах или поездах люди приезжают, бизнесмены на какие-то встречи и переговоры. Люди заселяются в гостиницы, тратят свои деньги, ходят в рестораны, находятся несколько дней на переговорах, покупают обратный билет и тд. Совершенно не соглашусь с мнением, что полёты нескольких десятков тысяч людей. На самом деле это 170 тысяч билетов в год. Это достаточно большая цифра, чтобы говорить о том, что аэропорт «Победилово» во все направлениях жизненно важен нашему региону.


А. Лапшина


– Нужен ли нашему региону таможенный пост в аэропорту или это слишком большие затраты и можно потерпеть?


А. Кузьмин


– Это не совсем оправдано и актуально, потому что с развитием всех информационных технологий, развитием конкуренции, когда вокруг строятся серьёзные авиахабы: Казань, Екатеринбург, Санкт-Петербург, Москва. В нашем понимании километров – это вокруг. В связи с развитием инфраструктуры и информационных технологий, люди ищут цены, условия вылета под себя подстраивают. И очень сложно будет создать на базе «Победилова» некий международный терминал и запустить там регулярные сообщения с популярными курортными направлениями. Турция большая. Для нашего города это нереально, потому что не будет той загрузки.


А. Лапшина


– Надо идти к такой перспективе или нет?


А. Кузьмин


– Я думаю, что не надо. Лучше развивать внутренне сообщение, увеличивать маршрутную сеть, увеличивать количество вылетов, города вылетов. Самое важное, чтобы это было недорого. Люди сейчас уже не столько за временем следят, сколько за ценой билета. И появление «Победы» не случайно вызвало ажиотажный спрос. Каждый день самолёт летает полный. Не потому что она быстро летает или ещё что-то, а цена билета.


А. Лапшина


– Уполномоченный по правам ребёнка Владимир Шабардин в своём фейсбуке разместил пост – личная история. Улица Менделеева супермаркет рядом кафе ещё что-то огромный поток людей. Стоит кучка детей 10-15 лет и прикладываются к полиэтиленовым пакетам, в которых что-то тёмное. На вопрос Владимира Шабардина дети ответили заторможено. Вызвали скорую. Один, я так понимаю, надышался непонятно чем. Вопрос у Владимира Шабардина следующий: «Мимо идёт огромное количество взрослых, стоят дети и видно что они делают что-то не то, почему никто не реагирует?» История с токсикоманией это какой-то новый тренд или никогда не прекращалось в нашем городе?


А. Кузьмин


– Вопросы подростковой токсикоманией, табакокурения, употребление наркотиков и алкогольной продукции они не новы тем более для нашего города. У нас доступность всех этих вещей, магазины 24 часа практически в каждом квартале находятся. Их невозможно закрыть. Они продают всем абсолютно в любое время дня и ночи, в любое время года и при любом возрасте. Никаких паспортов никто не просит. Из под прилавков достаётся алкогольная продукция, любой табак. Всё что угодно, обходя все запреты. Все участковые полицейские все знают об этой проблеме. Все эти точки отмечены на карте в их отделах полиции. Они знают, что вокруг этих магазинов совершаются ежедневные преступления, потому что люди в любое время дня и ночи это свободно имеют. И не важно,  подросток это или взрослый. Неужели вы думаете, что продавщица в таком обезьянном магазине, где за решёткой она сидит. Они же продают не чипсы или кефир с печеньем. Они продают алкогольную продукцию. Неужели она будет останавливаться перед 15-летним подростком, который зайдёт за бутылкой водки или сигаретами. Я думаю, что она не будет останавливаться, а с удовольствием ему продаст и скажет приходить ещё раз. Проблема во все доступности, колоссальная проблема с магазинами 24 часа и никто не может их победить – никто. Либо у них какое-то национальное лобби. Либо с этой проблемой нужно что-то сделать законодательно. Сколько не закрывали эти точки и не изымали продукцию, они по-прежнему всё это продают.


А. Лапшина


– Вопрос в другом, мимо идут взрослые люди и никто не пресекает


А. Кузьмин


– Это уже другая проблема.


А. Лапшина


– Да. И об этом Алексей мы в отдельном эфире поговорим, потому что время нашей программы заканчивается. Благодарю Алексея Кузьмина предпринимателя, депутата кировской городской думы V созыва. Программа «Особое мнение» на этом завершается.


А. Кузьмин


– До свидания.