11:06, 12 октября 2021
Дневной разворот: Новое дело в отношении Никиты Белых (дело КРИК)
Время выхода в эфир: 11:06, 12 октября 2021
5832
0
Ведущие: Ольга Балезина, Анна Лапшина
Новое дело в отношении Никиты Белых. Позиции следствия и защиты // Как происходит этапирование в Киров, и каковы условия содержания // Выход на УДО по первому делу возможен?

В гостях - Андрей Грохотов, адвокат Никиты Белых

Анна Лапшина

11-06 в Кирове, программа ДР в эфире. В студии Ольга Балезина, Анна Лапшина. Номер телефона 211-101, но звонки принимаем в ограниченном количестве, потому что времени скорее всего на хватит на нашего гостя.

Андрей грохотов в нашей студии, адвокат Никиты Юрьевича Белых. Добрый день

Андрей Грохотов

Добрый день всем.

А. Лапшина

Говорить будем сегодня и о новом уголовном деле в отношении Никиты Юрьевича и о том, как он себя чувствует. Где он сейчас находится, потому что история с тем, что Никита Белых в Кирове или не в Кирове, причем в течение месяца выясняется здесь он или нет. Потом оказывается, что он уже уехал отсюда. Что сейчас? Он в Кирове или в Рязанской области?

А. Грохотов

Что касается его местонахождения. Как известно, в 2018 году состоялся приговор, Никита Юрьевич отбывает наказание в Рязанской области в колонии строгого режима. По исполнительному законодательству человек, отбывающий наказание, должен находиться в одной колонии непрерывно. В исключительных случаях допускается его перемещение один раз. Поэтому постоянно он присутствует там, но в связи с тем, что в Кирове следственный комитет возбудил уголовное дело, Никита Юрьевич периодически этапируется в город Киров для проведения следственных действий с его участием. В частности, в прошлом году в сентябре он был этапирован на 2 месяца как свидетель, допрашивался. И проводил время в местном СИЗО в статусе свидетеля. В этом году он приезжал второй раз по этапу в конце июня, так же на 2 месяца, то есть с июня по конец августа.

Ольга Балезина

Ехал как свидетель, или вы уже знали, что что-то будет?

А. Грохотов

Что касается его статусов, то существует небольшая коллизия. У него три статуса одновременно. По документам в СИЗО он каждый раз этапирования как свидетель, при этом, как известно, у него имеется статус осужденного, поскольку он приписан в Рязанской области к соответствующей колонии. И третий статус он приобрел в последний приезд, когда в июле ему было предъявлено обвинение. Но поскольку следствие его за собой не записало, то есть мера пресечения не избиралась, то он находился в СИЗО в трех статусах. Каждый из этих статусов предполагает наличие какие-то прав, и по сути больше чем на 2 месяца с учетом того, что он как свидетель был сюда привезен, он находиться тут не может. Есть процедура продления на 1 месяц через руководство СК, но следствие этим не пользовалось. То есть каждый раз он здесь на 2 месяца и потом убывает обратно в колонию, где он постоянно находится. И в начале сентября он прибыл вновь в Рязанскую область, в колонию, и находится там.

А. Лапшина

Есть ли у следствия планы этапировать его сюда еще зачем-то? Или вы не в курсе? Или это не нужно уже?

А. Грохотов

В том, что Никита Юрьевич необходим для проведения следственных действия, сомнений в этом нет. Поскольку ему предъявлено обвинение. И, как мы полагаем, анализируя это обвинение, оно еще не в окончательной редакции. С точки зрения стандартного производства по уголовному делу предстоит предъявление окончательного обвинения. Предстоит, если какие-то дополнительные экспертизы проведены, ознакомление с ними. Также мы заинтересованы в даче показаний, а по закону — обязанность следствия допросить, если ему предъявляется обвинение. Сомнений нет в том, что с его участием будут еще следственные мероприятии. Другое дело — в каком формате, когда и где. Это уже решает следствие. Мы на эти вопросы особо повлиять не можем. Хотя как известно летом, когда он был этапирован в очередной раз обратно в свою колонию, мы обращались с жалобами по этому поводу, поскольку считаем, что постоянное перемещение туда-обратно нарушает его права.

А. Лапшина

Нужно людям непосвященным объяснить. Между Кировом и Рязанью не такое большое расстояние и кажется, что можно проехать за сутки, максимум за двое. На самом деле этап чуть ли не на месяц тогда затянулся Это тяжело даже физически.

А. Грохотов

Я как раз начал говорить об этой жалобе. О чем речь. Почему мы жаловались на эти перемещения. Никита Юрьевич человек, которому под 50 (ему 47-ой год), у него имеется букет заболеваний, которые мы неоднократно обсуждали (гипертония, диабет). Никита Юрьевич поступает в Киров обычным этапом, никаких особых условий нет. И это зависит от логистики, как ФСИН его сюда доставит. Это может занять 10 дней, 3 недели. Дольше всего он ехал, по-моему, когда впервые прошлой осенью этапировался. Кроме того, он как осужденный должен находиться в условиях колонии, у него наказание предусматривает конкретный режим учреждения. И всем известно, что в колонии условия более...

А. Лапшина

Больше свободы, если можно так сказать.

А. Грохотов

Другие условия. Человек там работает, у него есть возможность перемещаться, прогулки есть. Потому что СИЗО — другие условия. То есть во всех аспектах, связанных с прерыванием в учреждении, в колонии легче. Особенно это актуально при его состоянии. Поэтому эти перемещения, если они необходимы, обоснованны, деваться некуда.

А. Лапшина

Но был вопрос у наших слушателей, когда мы об этом говорили в прошлом году: следователь же человек свободный, может без всякого этапа приехать в Рязанскую область. Если нужно допросить Никиту Юрьевича как свидетеля, почему не следователь поехал туда?

А. Грохотов

Это вопрос не к нам. Решение принято, мы об этих решениях узнаем постфактум, когда человек находится на этапе, повлиять особо не можем. Но в данном случае мы обратились с жалобами потому, что он приехал летом этого года, а по сути с ним две недели поработали, оставшееся время к нему следователь не приходил. Это грозило очередной отправкой в колонию и очередным этапированием на 2 месяца обратно. Поэтому мы обратились с жалобами, поскольку путь этот довольно сложный, здоровье его существенно страдает от этих перемещений. Здесь он держится и справляется, но достаточно длительное время он находится в промежуточных учреждениях, в СИЗО. В частности через Ярославль обычно ездит. Крайний раз, когда он был в Ярославле, там существенно были нарушены его права, в связи с чем мы тоже подавали жалобы. Сейчас эти жалобы, согласно ответам, рассматриваются, обещана проверка на уровне областного управления ФСИН. Суть в том, что когда этапируемый прибывает в место временного пребывания, ему необходимые бытовые условия должны быть обеспечены: постель, тарелка и так далее. Ничего не было сделано, то есть никаких условий. Более того, в окне отсутствовало стекло. Все, кто там находился несколько дней, простыли. Не говоря про его заболевания, которые имеются. По просьбе Никиты Юрьевича мы направили соответствующие жалобы, поскольку для него это достаточно тяжело и болезненно. Он, когда находится в СИЗО, он тоже подает какие-то заявления, обращения. Просит принять меры, но реакции не поступало. Потому мы, защитники, направили жалобы.

А. Лапшина

Здесь в Кирове в СИЗО в каких условиях он содержится?

А. Грохотов

В обычных условиях. Он пребывает в СИЗО как свидетель, содержится в обычной камере, защитники ходят к нему на свидания.

А. Лапшина

Есть у него соседи по камере? У него же был доступ к гостайне, от этого что-то зависит?

А. Грохотов

С гостайной ничего не связано. Здесь как получится, скажем так. Условия обычные. Учитывая, что он фактически обвиняемый, но по линии СИЗО он свидетель, то он не содержится с лицами другими в большом количестве, содержится с небольшим количеством, либо один, как получается.

А. Лапшина

Сколько мест в камере в кировском СИЗО?

А. Грохотов

По всем камерам не знаю. С большим количеством он не содержится. Учитывая, что он в статусе свидетеля.

А. Лапшина

Долго будет длиться этот статус свидетельский, если в июле сообщалось о предъявлении обвинения?

А. Грохотов

Я уточню. Свидетельский статус именно по линии СИЗО. То есть когда он в учреждении находится, он вызван и прибыл как свидетель. Но статус обвиняемого у него тоже есть, поскольку обвинение предъявлено. Это уже по линии следственного комитета, где расследуется дело.

О. Балезина

Для СИЗО нет статуса обвиняемого?

А. Грохотов

Пока два раза он сюда этапировался, два раза был как свидетель по документам. Предъявлено обвинение, но мера пресечения не избиралась. В СИЗО содержатся те, кто под стражей. А в отношении него мера пресечения не избиралась никакая. У него три статуса таких, еще повторюсь. Небольшие коллизии с связи с этим возникают. Поэтому мы обратили внимание в своих жалобах на то, что у него есть права осужденного, который должен находиться в СИЗО, есть право на защиту, общение с защитником. Поскольку когда он едет туда-сюда, мы не имеем возможности с ним работать.

А. Лапшина

То есть его две недели везут, в этот момент вы не можете никак встретиться и что-то обсудить по делу?

А. Грохотов

Это практически невозможно. Этап не раскрывается.

А. Лапшина

Вам не говорят, где он находится?

А. Грохотов

Нам не говорят. Когда он уже прибывает в колонию, там он пользуется правами осужденного: право на телефонный звонок, на переписку. Тогда мы узнаем, что он прибыл, в каком состоянии и так далее.

О. Балезина

Сам момент отъезд из колонии как обставлен для Никиты Юрьевича? К нему просто заходят в камеру и говорят «собирайся, едем»? Либо «послезавтра, выезжаем в Киров, вас вызывает следователь». Насколько информирован он перед выездом?

А. Грохотов

Никак не информирован. В данном случае мы, понятно, полагаем, если его куда-то везут, то вариант один — в Киров.

О. Балезина

И в июле этого года тоже было такое предположение?

А. Грохотов

Да. Заранее никто не извещает, времени на подготовку нет. Приходит документ с подписью следователя о том, что необходимо этапировать. И он как правило немедленно исполняется. То есть Никита Юрьевич собирается и оправляется по этапу.

А. Лапшина

А я правильно понимаю, что ему не говорят, каким маршрутом едет, сколько времени это займет?

А. Грохотов

Он не знает. Это зависит не от тех лиц, которые его отправляют. Там логистика целая. Он прибывает в Рязань, потом ждет. Его же не одного везут. Он едет в общем составе лиц, которым по пути. Сначала до Рязани, потом набирается определенная группа до Ярославля. Когда она наберется, когда будет соответствующий транспорт, едет до Ярославля и так далее до Кирова.

А. Лапшина

Это не день и не два...

А. Грохотов

Поездка в один конец занимает в среднем несколько недель.

А. Лапшина

Вы сказали, что будет предъявлено обвинение в окончательной редакции. Вы предполагаете, что это может быть? Сейчас это пункт «в» части 3 статьи 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий лицом, занимающим госдолжность, с причинением тяжких последствий». Думаете, что-то еще добавится?

А. Грохотов

Нет, не думаю, что будут новые претензии, эпизоды. Я думаю, что та редакция по предъявленным обвинениям претерпит какие-то изменения. С точки зрения даже внутренней логики, которую мы видим в 24 листах предъявленного обвинения, полагаем, что там необходимы корректировки. С точки зрения своего опыта так думаю, что следствие будет дорабатывать формулировки по предъявленным эпизодам.

А. Лапшина

То есть мотив, такие вот вещи?

А. Грохотов

Там много обстоятельств. Эпизоды достаточно сложные по фактуре, потому что касаются многих отношений, мноогих юридических лиц. Уточнять обстоятельства следствие, вполне возможно, будет.

А. Лапшина

В момент предъявления здесь должен присутствовать Никита Юрьевич?

А. Грохотов

Это не обязательно. Следователь может прибыть к нему в колонию, может этапировать в Киров. В любом случае это происходит с участием следователя, Никиты Юрьевича и его защитников. Ему предъявляется обвинение. Дальше по закону он имеет право дать показания по предъявленному обвинению, выразить свое отношение и пояснить, в чем заключается его позиция.

О. Балезина

Прежде чем к обязательствам перейдем, хочу уточнить один момент. Вы сказали, что работали последний раз 2 недели. Прозвучала фраза, что хотели бы дать показания. Правильно понимаю, что особо еще не пояснял Никита Белых по сути дела хоть что-то? Не опрашивался?

А. Грохотов

Неправильно понимаете. Изначально, когда он прибывал в Киров в качестве свидетеля, и когда ему предъявили первоначальное обвинение, Никита Юрьевич всегда готов был давать показания и давал их. Нет такого, что мы отказываемся и не желаем давать показания. Нет. Он всегда с открытой позицией, с мотивированной позицией, многостраничные протоколы допроса. Другое дело, что обвинение в конкретном виде, в окончательной редакции, на которую можно защите реагировать, мы увидели только в июле. Соответственно обозначился круг вопросов, проблем, которые нам необходимо изучить, детализировать, дать оценку, собрать информацию по обстоятельствам, которые следствие считает важными. Поэтому со стороны защиты возникает необходимость неоднократного допроса. Последующие допросы будут содержать ту информацию, которую сторона защиты собрала. Потому что, получив обвинение, мы направляем запросы в различные учреждения, чтобы у нас были не только слова, но позиция была подтверждена документально. Если мы на что-то ссылаемся, что-то обосновываем, под это представляем следователю документы. Необходимость в допросе связана больше с уточнением нашей позиции. Это обычный процесс. То есть первоначальные показания он дал, изначально сразу заявил, что вину не признает по предъявленным обвинениям. И по той информации, которая на тот момент у нас была, мы дали соответствующие показания. Сейчас позицию готовы уточнять, когда следствие сочтет необходимым продолжить с ним работу.

А. Лапшина

Есть понимание, сколько времени может занять история до предъявления обвинения в окончательной редакции, пояснений и назначения даты первого судебного заседания.

А. Грохотов

Здесь скорее не ощущения, а процессуальное законодательство. Предусмотрены сроки расследования. Это решение следствия, каковы должны быть сроки. Учитывая, что они достаточно большие уже, сроки подлежат согласованию с руководством следственного органа и вышестоящего следственного органа. На сегодняшний день сроки следствия — декабрь этого года. Будет ли дальше продлеваться расследование, вопрос больше к следователю, насколько он посчитает собранным материал, достаточным, чтобы завершать расследование. Сроки — декабрь. Думаю, что, вполне возможно, в ближайшие месяцы работа с ним продолжится.

А. Лапшина

Давайте к сути дела перейдем. Что предъявляется? Та формулировка, которую я озвучила, это формулировка июля — ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий лицом, нанимающим госдолжность, с причинением тяжких последствий. Речь идет, как я понимаю,это история со служебным жильем, с квартирами, в которые заселялись кировские бюджетники. Мы когда увидели эту новость еще до предъявления обвинений, много возникало вопросов. Обычному человеку, далекому от юридических вещей, кажется, что просто придираются. Если бы Никита Белых оставался на посту губернатора чуть больше времени, чем получилось, возможно, все эти вещи были бы документально оформлены. Основная претензия в чем? Что служебное жилье не было оформлено правильным образом? Программа не существовала как программа? Или в чем?

О. Балезина

Или что деньги «КРИКу» дали незаконно?

А. Грохотов

Я видел релиз, который был опубликован следственным комитетом. Там действительно в очень сжатой форме это прописано. И может быть, сложно это понять. Фактура дела достаточно сложная. Я постараюсь объяснить простыми формулами. 16 июля этого года ему предъявлено обвинение по 2 эпизодам. Первый эпизод заключается в том, что, по версии следствия, в 2011 году Никита Белых принял решение совершить преступление. Каким образом. Было объявлено о том, что создается программа по обеспечению доступным жильем бюджетников. Формирование документов было поручено министерству финансов. Далее была оформлена законодательная инициатива о внесении в бюджет Кировской области 2011 года поправок, связанных с выделением 450 млн рублей на эту программу обеспечения бюджетников жильем. В дальнейшем эта программа одобрена Законодательным собранием и в итоге денежные средства в заявленном размере были выделены на АО «КРИК». Следствие полагает, что, когда правительство занималось этой законодательной инициативой и разработкой этой программы, он не было осведомлено о преступных планах Никиты Юрьевича. А Законодательное собрание, в свою очеред,ь было введено в заблуждение относительно предмета этой программы. Следствие считает, что это служебное жилье могло быть выделено в единственной форме, той форме, которая предусмотрена Жилищным кодексом РФ касательно специализированного жилищного фонда. То есть когда формируется жилой фонд, принадлежащий государству, области, и через наём предоставляется в качестве служебного жилья тем людям, которые в этом нуждаются. Через призму этого подхода, что только так нужно было делать, никак иначе, и строится весь первый эпизод. Берутся документы, которые готовились в правительстве, документы, которые проходили через Заксобрание, итоговые результаты этой программы, и следствие делает какие выводы: 450 млн рублей (448 по факту) АО «КРИК» потратило на собственные нужды. То есть квартиры как таковые приобретены не были, поскольку эти квартиры не отвечают этим требованиям ЖК РФ. То есть должен быть, по мнению следствия, специализированный жилищный фонд, принадлежавший области, муниципалитетам, и в дальнейшем он распределяется через наём.

А. Лапшина

Прервемся на рекламу и продолжим разбираться с делом «КРИКа».

Андрей Грохотов в нашей студии, адвокат Никиты Юрьевича Белых. Говорим о новом уголовном деле. Обвинение по которому предъявлено Никите Белых летом этого года. Претензии по служебному жилью. Андрей Грохотов нам пока излагает позицию следствия.

А. Грохотов

Я пока комментариев наших не даю, чтобы не было путаницы. Позднее наше видение изложу. Суть обвинения в том, что «КРИКа» здесь в принципе не должно было быть, поскольку это коммерческое хозяйственное общество, несмотря на то, что оно принадлежит области на 100%. Поскольку законодательством не предусмотрено таких схем с использованием даже принадлежащих области предприятий. То есть жилищный фонд должен быть именно на балансе области, квартиры должны быть в бюджете.

А. Лапшина

То есть минимущества должно ими распоряжаться или кто-то?

О. Балезина

И оно же, получается, эти квартиры каким-то образом купить, получить.

А. Грохотов

Приобрести. Если деньги выделяется на приобретение квартир, то квартиры оформляются в собственность муниципалитетов, области. И собственником АО «КРИК» здесь быть не может, по версии следствия. Через эти же подходы следствие смотрит и на всю процедуру произошедшего. Получается, Заксобрание было введено в заблуждение, а правительство вообще не осведомлено о реальной сути этой программы.

О. Балезина

А умысел был на что?

А. Грохотов

Умысел, думаю, это некое формальное обоснование, что ради каких-то иных своих интересов, связанных с созданием положительного образа.

А. Лапшина

Корыстных мотивов следствие не усматривает?

А. Грохотов

Корыстных мотивов не заявлено в обвинении. Это первый эпизод. Второй также связан с деятельностью АО «КРИК». По версии следствия, второе преступление совершено в 2015 году, когда Никита Белых принял решение финансировать предприятия Кировской области, которые находились в заведомо неплатежеспособном состоянии, через получение на АО «КРИК» кредита от «УРАЛХИМ» в размере 320 млн рублей. И в дальнейшем он принял решение денежные средства распределить между предприятиями, которые нуждались в помощи. Это казенное предприятие «Управление по обеспечению топливом» (казенное — принадлежит области, но другая организационно-правовая форма) и хоккейные клубы «Олимпия», «Родина». То есть у УОТ («Управление по обеспечению топливом»), за которое отвечает область, имелись достаточно большие долговые обязательства в размере примерно 200 млн рублей. И оно не имело возможности рассчитаться по этим обязательствам. У хоккейных клубов отсутствовали возможности выплатить игрокам зарплату.

О. Балезина

Прошло 6 лет, ничего не изменилось в ситуации с хоккейными клубами.

А. Лапшина

По моим ощущениям, за 20 лет ничего не изменилось, потому что мы 20 лет слышим, что хоккеистам периодически не платят зарплату и власти различными способами изыскивают средства это сделать.

А. Грохотов

По второму эпизоду следствие сформулировало позицию так, что после того как АО стало кредитором по отношению к этим предприятиям (хоккейные клубы и УОТ), оно в дальнейшем взыскало с бюджета в судебном порядке 202 млн рублей. Плюс те долговые обязательства, которые были перед хоккейными клубами, они также перед АО «КРИК» не выполнены. И это все посчитано в ущерб, который причинил Никита Юрьевич.

О. Балезина

Взыскания эти с бюджета происходили в какой период?

А. Грохотов

2018 год. Когда началось банкротство «КРИКа». В итоге получается по одному эпизоду ущерб 448 млн рублей, плюс в качестве отрицательных последствий заявлено о отсутствии возможности у граждан путем заключения договора найма получить эти жилые помещения. По второму эпизоду 293 млн рублей (по отношениям с УОТ 202 млн и хоккейные клубы)

О. Балезина

А сумма 293 не увеличится? В процессе банкротства.

А. Грохотов

Посмотрим. Это сейчас сформулировано предварительно. В этой части даже не очень нам понятно. Я думаю, что следствие будет уточняться, поскольку история по большому счету продолжается с этими кредитными отношениями.

Теперь о позиции защиты по этим 2 эпизодам.

О. Балезина

Нужно сказать, что мы работаем 2 часа. У нас 2-3 минуты до конца, потом вернемся через 20 минут. Сейчас можно коротко.

А. Грохотов

Начну по первому эпизоду. Никита Юрьевич категорически не согласен с обвинением, считает его абсурдным примерно по следующим основаниям. Во-первых, история с созданием жилищной программы с АО «КРИК», служебное жилье, - это публичная история. Она начиналась как программа по обращениям муниципалитетов в связи с проблемами с кадрами в здравоохранении, культуре, образовании. Есть люди, которые готовы работать, но нет возможности предоставить им жилье.

А. Лапшина

Я прошу прощения. Я помню 2011 год, незадолго до старта программы «Служебное жилье» было знаменитое письмо тогда режиссера «Театра на Спасской» Бориса Павловича к Никите Юрьевичу. Он говорил, что сюда готовы приезжать хорошие актеры, но он не понимает, как они будут здесь жить, потому что они живут в общежитии, на чужих половицах, и область ничего не делает. Мне кажется, это послужило катализатором к принятию решения.

А. Грохотов

Это фактура, которая связана с областью. Но надо обратить внимание, что это часть федеральной политики. Уместно упомянуть указ президента РФ от мая 2012 года №600, который обозначил необходимость обеспечения доступным комфортным жильем именно с использованием аренды. То есть в качестве способа решения проблем, обеспечения доступности на федеральном уровне такой способ был назван в качестве желательного.

О. Балезина

А аренда и найм это разные вещи.

А. Грохотов

Я объяснял. Если упрощенно, найм — это когда жилой фонд принадлежит государству, муниципалитету, там другой правовой режим. Когда аренда, заключается договор аренды, здесь квартиры могут принадлежать конкретному юридическому лицу, оговариваются условия аренды и граждане, которые нуждаются в этом, получают жилье на таких условиях.

А. Лапшина

Андрей Грохотов, адвокат Никиты Белых в нашей студии. Мы к этому вопросу вернемся после 20-минутного перерыва.


А. Лапшина

12-06 в Кирове. Ольга Балезина, Анна Лапшина. В студии Андрей Грохотов, адвокат Никиты Юрьевича Белых. Мы продолжаем. Новое уголовное дело - 286-я статья УК РФ «Превышение должностных полномочий». Это то, что Никите Юрьевичу инкриминирует следствие. Мы сейчас разбираем позицию защиты.

А. Грохотов

Продолжим о позиции защиты. Я остановился на том, что это была история с «КРИКом» и с программой, связанной с АО «КРИК». Достаточно публичная история.

А. Лапшина

Программа «Служебное жильё».

А. Грохотов

Да, программа «Служебное жильё». И публичность эта не только в том, как начиналась эта программа, но и, в первую очередь, в том, как она была реализована, как она создавалась. Конечно, это изначально были документы Правительства: рабочее совещание рабочей группы, формирование условий программы, текстов, работа с самим Акционерным Обществом «КРИК», потому что оператором программы «Служебное жильё» являлось АО «КРИК». Это не программа самого Правительства, это программа именно дочернего предприятия. Тем не менее, поскольку денежные средства выделялись из бюджета, Правительство в этом участвовало, вникало во все детали. И прежде чем выйти в Законодательное собрание с инициативой о выделении этих денежных средств, процесс был детально проработан: и на уровне юристов правового управления Правительства, и на уровне соответствующих рабочих групп, и Министерства (финансов).

Документы в итоге после широкого обсуждения попали в Заксобрание. Во всех документах - и на уровне Правительства, и на уровне Заксобрания - всегда достаточно чётко фиксировалось то, каким образом эта программа будет формироваться и реализовываться. В первую очередь, здесь необходимо отметить, что во всех документах всегда речь шла о выделении в уставной капитал АО «КРИК» этих денежных средств. Это обстоятельство само по себе полностью опровергает версию следствия о том, что это должен был быть какой-то специализированный жилищный фонд. С правовой точки зрения, это прописано во всех документах программы и законодательной инициативы. Речь шла именно о пополнении Акционерного Общества, его уставного капитала денежных средств для дальнейшего приобретения, строительства жилых помещений, предоставления их бюджетникам с использованием механизма аренды.

То есть эти формулировки они везде: расшифрованы понятия, которые используются в программе и так далее. Да, может быть, не очень корректно была названа (программа). Опять-таки «Служебное жильё» - это краткое название. Полностью оно звучит как «Программа строительства и предоставления жилья отдельным категориям работников бюджетной сферы Кировской области с использованием механизма льготной аренды».

О. Балезина

Долгосрочной льготной аренды. Я даже нашла новость от 2011 года, когда только принималась концепция, все эти формулировки уже были.

А. Лапшина

Мне кажется, «Служебным жильём» (программу) окрестили уже журналисты, с чьей лёгкой руки это прижилось.

А. Грохотов

Всем было удобно, краткое название. Но оно не несло большой правовой нагрузки, потому что в самих документах этой программы и в инициативах Правительства расписывалось и правовое обоснование. То есть опять-таки упоминался этот указ Президента о развитии аренды, были ссылки на программы, которые существуют на территории области, связанные с жилищной политикой, и разночтений там быть не могло. Никогда не шла речь о том, что эти квартиры должны поступить в бюджет области и в дальнейшем предоставляться по найму. То есть вопрос введения кого-то в заблуждение либо (вопрос) о чьей-то неосведомлённости, по нашему мнению, просто исключён.

А. Лапшина

Просто две разные формы - найм и аренда. Мы об этом говорили.

А. Грохотов

Да, мы об этом говорили. То, что это будет именно аренда, именно с предоставлением Акционерному Обществу денежных средств - это было везде, всегда, во всех документах, это обсуждалось открыто. Более того, процедура прохождения законодательной инициативы предполагает работу Контрольно-счётной палаты Кировской области, предполагает правовое заключение Заксобрания, заключение Прокуратуры относительно законопроекта. То есть все эти стадии законопроект прошёл.

А. Лапшина

Все сказали: «Да».

А. Грохотов

Все сказали, что никаких противоречий с федеральным законодательством, региональным законодательством не имеется. Обсудили детали, необходимость этой программы, потребность муниципалитетов и так далее. И эта программа была запущена. То есть в декабре 2011 года состоялось расширенное заседание Заксобрания с участием Прокуратуры, руководителя Контрольно-счётной палаты, большого количества представителей Министерства (финансов), в том числе присутствовал Никита Белых, где этот вопрос с выступлениями ряда депутатов ещё раз обсудили окончательно.

Докладчиком, насколько я помню, по этому вопросу выступал представитель Министерства, а именно министр финансов Ковалёва Елена Васильевна. И в её тексте, который запротоколирован в результатах этого собрания, совещания, имеются формулировки о том, что это аренда, что это выделения на АО «КРИК». Поэтому все прекрасно понимали, идея о том, что кого-то ввели в заблуждение, на самом деле, достаточно абсурдна.

Я бы немножко отвлёкся: здесь, наверное, можно было говорить о заблуждении, если бы действительно представили в Заксобрание документы, что мы хотим сейчас создать механизм для дальнейшего предоставления жителям по договору найма, квартиры будут принадлежать области и так далее. А потом, получив все необходимые утверждения, разрешения, направили деньги в АО «КРИК». Но этого близко не было. То есть изначально речь шла только об АО «КРИК» и механизме аренды.

О. Балезина

Правильно я понимаю, что вся проблема в том, что использована формулировка «служебное жильё», и в законе у нас есть: если «служебное жильё», то это именно так. По-другому вы тоже можете сделать, но это уже не «служебное жильё» будет.

А. Грохотов

В юриспруденции всё-таки есть такой принцип: документ оценивается, в первую очередь, по его содержанию. Бывает так, что есть какие-то разночтения между названием документа и его содержанием. За основу правого регулирования всё-таки берётся содержание. Как я уже сказал, содержательно все документы были оформлены именно на аренду, на выделение денежных средств АО «КРИК» с подробно расписанным механизмом, как это всё будет происходить. Поэтому, на наш взгляд, исключена какая-либо трактовка этих документов как то, что они подавались в порядке жилищного кодекса с просьбой формировать специализированный жилищный фонд именно в понимании жилищного кодекса. Да, там схожие формулировки были, но, кстати, надо отметить, они были поправлены. То есть Контрольно-счётная палата следила за деятельностью АО «КРИК». И в очередной год, когда заслушивались результаты работы этого общества, были даны рекомендации, замечания о том, что как-то с формулировками, может быть, не совсем точно, поэтому в программу были внесены изменения. И этот жилищный фонд назывался «индивидуальный жилищный фонд». По большому счёту, это всё давно было скорректировано. Но ещё раз говорю: содержательно и по фактуре никаких признаков того, что этот фонд создавался именно для предоставления в найм по жилищному кодексу, их нет. Все прекрасно знали, что это пойдёт на АО «КРИК». Если АО «КРИК», то это уже совершенно другой правовой режим.

А. Лапшина

Фактически, я понимаю, следствие считает: вы должны были делать так и никак иначе.

А. Грохотов

Да, делать так и никак иначе. При этом следствие уходит от вопроса: а та схема, которая была применена, она сама по себе имеет право на жизнь, она отвечает законодательству? С учётом того, что все юристы, все государственные органы в своё время сказали, что здесь никаких нарушений закона нет. Более того, мы участвуем в реализации федеральной политики, связанной с жильём. Но это вопросы, которые сейчас будут обсуждаться в результате конкуренции следствия и защиты. По крайней мере, конечно, мы удивлены этой позиции, поскольку через этот подход, что должен был быть именно специализированный жилищный фонд через найм, идёт ракурс на все остальные вопросы, в том числе следствие утверждает, что и квартиры приобретены не были. Хотя, физически, все прекрасно знают, порядка 400 квартир в течение нескольких лет были возведены, построены, приобретены…

А. Лапшина

И люди в них жили годами.

А. Грохотов

И люди в них жили. То есть программа полноценно заработала, и те задачи, которые перед ней ставились, она выполняла. Весь объем этих денежных средств был освоен. Поскольку эти квартиры пошли не в бюджет, они были на балансе и в собственности АО «КРИК», следствие говорит: значит, этих квартир нет, вы просто использовали эти денежные средства на текущие нужды, и поэтому причинён ущерб.

А. Лапшина

Ничего себе, текущие нужды…Квартиры-то ведь «КРИК» купил не для себя, там же люди живут, он ими не пользуется в этот момент…

О. Балезина

Он («КРИК») их купил на свои деньги. Куда он их должен был деть, если не в свою собственность?

А. Грохотов

Он («КРИК») должен был их деть туда, куда он их дел: построил, прибрёл эти квартиры и предоставил в аренду работникам бюджетной сферы. Кроме того, служебное жильё в чистом виде предоставляется через те квартиры, которые в собственности области и так далее, определённым категориям граждан, служащим. В данном случае, речь идёт о людях, которые работают в муниципалитетах, которые не занимают какие-то должности. То есть тут противоречие идёт и по тем договорам, которые непосредственно с людьми заключались: они получили, в конечном итоге, по крайней мере, на тот период, за 1000-1500 рублей в месяц арендное жильё, причём жильё это было уже с дополнительным обеспечением какой-то самой необходимой техникой, кухни…

О. Балезина

Сантехника, стиральные машины, плиты…

А. Грохотов

Это не голые квартиры. Создавались максимальные условия, то есть вся эта техника на балансе АО «КРИК», всё это его имущество. Поэтому это уже было готовое для проживания жильё, которое было использовано, и программа полноценно заработала. Но Никиту Юрьевича задержали в 2016 году, в середине 2016 года...

А. Лапшина

24 июня это было.

А. Грохотов

Это, конечно, из разряда лирики, но я думаю, если бы Никита Юрьевич оставался при должности, то никаких проблем бы с «КРИКом» не было, и банкротства этой организации не было. Но это опять-таки лирика. С точки зрения формальной, после того, как пришла новая администрация в конце 2016 года, сменился полностью состав совета директоров АО «КРИК». А совет директоров - это представители, в первую очередь, Правительства. Это министры профильные: Минимущества, связанные со строительством, представители департаментов, управлений, которые близки к этой теме.

А. Лапшина

То есть одни люди, занимавшие посты министерские ушли, потому что уехали из области или ушли из Правительства, на их место пришли другие.

А. Грохотов

На их место пришли другие. Здесь важно подчеркнуть, что у АО «КРИК» все важные решения - на уровне совета директоров, считайте - Правительства. Туда иногда даже представители АО «КРИК» и не входили. То есть оно состояло полностью из представителей Правительства. Поэтому управление осуществлялось на 100% именно Правительством.

А. Лапшина

Приехала новая команда в декабре, она увидела все документы «КРИКа», все программы…

А. Грохотов

Приехала новая команда, и начинается 2017 год. 2017 год - это абсолютно провальная история для АО «КРИК», поскольку предприятие на тот момент по итогам года впервые вышло в отрицательную прибыль, то есть в убыток. Те задачи, проблемы, которые стояли перед АО «КРИК», не были выполнены. На конец 2016 года предприятие обладало активами полтора миллиарда (рублей), чистых активов - около 700 миллионов (рублей), 12 строительных проектов. В 2015 году точно было 12 проектов, один из основных - «Верхние и Нижние Черёмушки» - проект стоимостью 6,5 миллиардов (рублей). То есть достаточно большие активы.

О. Балезина

А провал случился?..

А. Грохотов

Провал случился как раз в 2017 году, когда предприятие полностью ушло в минус, и те задачи и проблемы, которые стояли перед обществом, решены не были. У защиты имеются протоколы совещаний совета директоров «КРИК», мы видим проблематику, которая обсуждалась: новое руководство сосредоточилось на долговых обязательствах, то есть долг 320 миллионов (рублей) перед «УРАЛХИМом». Возникали вопросы, проблемы, которые надо решать в отношениях с «АИЖК», и также проблема с предприятием «Управление обеспечения топливом». То есть это долговые обязательства, которые стали основной темой обсуждения. Перебирались разные пути решения, но я так понимаю, ни к каким конкретным результатам эта деятельность не привела. Более того, насколько мы видим из протоколов, те активы, строительные проекты, то, что могло приносить прибыль, то, что необходимо было сохранять и развивать - эти вопросы вообще не обсуждались. По итогу предприятие после 2017 года вошло в такое состояние, когда строительные объекты стали жить своей судьбой: где-то их забрали заинтересованные лица, где-то они просто встали на паузу.

Справедливости ради надо сказать, что действительно, проблематика была непростая. Помимо существующих сложных вопросов в АО, связанных с наличием ряда программ («Жильё молодым» и «Служебное жильё»), и основная деятельность - это ипотека, ипотечное кредитование (во взаимодействии с «АИЖК»), и понятно, что существовали какие-то долговые отношения, помимо этого внешний фон тоже изменился. Поскольку политика «АИЖК» изменилась, приоритеты этой организации сменились, стали оказывать поддержку не всем подряд ипотечным проектам, а только отдельным социальным категориям, поэтому в этой части сузились деятельность и поступления денежных средств на АО «КРИК».

А. Лапшина

То есть у «КРИКа» стало меньше возможностей зарабатывать. При этом ещё и никто не занимался развитием «КРИКа» как предприятия, которое может какую-то прибыль генерировать.

А. Грохотов

Там было много вопросов, которые требовали серьезного подхода, и всегда АО «КРИК», по крайней мере, до 2017 года, ощущало поддержку Правительства. В 2017 году никакой поддержки Правительства не оказалось. Здесь, в первую очередь, нужно сказать о кредитных отношениях с «Управлением по обеспечению топлива». Потому что обязательства по нему перед «КРИКом» наступили, но «КРИК» не предпринял каких-то активных результативных мер в этом направлении, и не только по этому казённому предприятию, но и по многим другим дебиторам. То есть дебиторская задолженность, то, что должны Акционерному Обществу «КРИК», тоже существенно выросла, потому что этими вопросами не занимались должным образом, судя по всему. Дебиторская задолженность растёт, с долгами проблемы не решаются, инвестиционным проектам должного внимания не уделяется, в итоге мы получаем то, что получаем.

А. Лапшина

Предприятие - банкрот.

А. Грохотов

Предприятие - банкрот, да. Что касается «Управления по обеспечению топливом». Это бюджетное, казённое предприятие. С точки зрения законодательства, это означает то, что Правительство как собственник этого предприятия, которое дало в оперативное управление имущество, отвечает по обязательствам этого Общества в порядке субсидиарной ответственности. Проще говоря, если денежные средства не поступают, то «КРИК» может обратиться в Правительство. Почему-то на тот период, когда наступили эти обязательства, «КРИК» плотно этой темой не занимался. Это произошло в 2018 году, когда это всё, наверное, уже было поздно. На тот период взыскание этих денежных средств, решение этой проблемы позволило бы, по крайней мере, рассчитаться с тем банком, который подал заявление на банкротство «КРИК», потому что «КРИКу» должны были порядка 200 миллионов (рублей), банку должны были 45 (миллионов рублей). Социальный партнёр Правительства - «УРАЛХИМ» - с ним, наверное, нужно было работать и обсуждать какие-то компромиссные варианты. Не думаю, что они стали бы инициировать именно банкротство.

А. Лапшина

То есть запустили ситуацию, получается?

А. Грохотов

Ситуацию запустили, как Никита Юрьевич считает, бросили предприятие. Последствия наступили соответствующие. Дальше, учитывая то, что многомиллионные последствия наступили для АО «КРИК» - все проекты закрыты, с бюджета взысканы денежные средства, как известно, в 2020 году в порядке банкротных процедур всё это ещё привело к скандальным историям с выселением людей из занимаемого ими жилья, поэтому очевидно, что здесь необходимо были ставить вопрос о привлечении кого-то к ответственности за всю эту ситуацию.

Здесь обращает на себя внимание некий специфический подход следствия. Следствие изначально и до сих пор, судя по вопросам и экспертизам, избрало путь того, что все проблемы возникли в 2011-2015 годах, когда губернатором был Белых, и, действительно, запускались и кредитные отношения, и была масса других сделок. И пользуясь формальным обоснованием, что при Белых эти сделки совершались, в качестве основной и единственной гипотезы рассматривается то, что ответственные лица находятся в периоде 2011-2015 годы. То есть деятельность, ответственность и законность действий лиц, которые в 2017-2018 годах занимались АО «КРИК», в принципе, насколько я понимаю, не входит в предмет расследования. Хотя это было бы, наверное, объективно, учитывая то, что все последствия, которые в том числе вменяют Никите Юрьевичу как некий причинённый ущерб, наступили в результате его действий или действий 2011-2015 годов. Позднее были допущены ошибки, бездействие и так далее. Поэтому возникает ощущение, что перекладывают просто ответственность на Белых за проблемы, которые с этим Обществом (АО «КРИК») случились.

А. Лапшина

Вам известно, кроме Никиты Юрьевича, в этот период 2011-2015 годов к кому-то были ещё претензии у следствия? Или только Никита Белых за всё отвечает?

А. Грохотов

Насколько я знаю, других подозреваемых, обвиняемых нет, только Белых. Это по крайней мере следует из постановления о возбуждении уголовного дела, только к нему претензии. Хотя на днях, причём, по-моему, на вашем сайте я впервые увидел информацию: предъявлен иск со стороны конкурсного управляющего о субсидиарной ответственности к бывшему составу совета директоров АО «КРИК», там Кузнецов (Алексей Кузнецов, экс-зампред Правительства) и дальнейший список, и, собственно, к Правительству. То есть опять речь идёт о тех лицах, которые были там до конца 2016 года. Это старая команда. К новым руководителям субсидиарная ответственность не предъявляется.

А. Лапшина

То есть не хочет следствие их спросить, почему они запустили эту ситуацию до состояния банкротства и не предпринимали никаких действий? Или это, возможно, будет предмет какого-то иного расследования, мы можем здесь только предполагать.

А. Грохотов

Факт банкротства есть. И от этого банкротства наступили неприятные последствия, поэтому кто-то должен за это отвечать. Если говорить о справедливости, то помогло бы только какое-то объективное расследование, которое весь период изучило бы и деятельность всех руководителей, в том числе, акционера, то есть Правительства, которое отвечало за это. А тут получается так, что помощи никакой «КРИКу» не оказывалось, при том, что все эти предприятия: «Управление по обеспечению топливом», хоккейные клубы, АО «КРИК» - это одно хозяйство. Потому что они находятся в управлении со стороны Правительства. И все эти отношения как-то нужно было регулировать и искать оптимальные пути выхода из каких-то кризисных ситуаций, которые возникают.

А. Лапшина

У Никиты Белых не было возможности этим заниматься с 2016 года, а у людей этих возможность была.

А. Грохотов

Выбор был сделан в пользу отдельных предприятий, АО «КРИК» никакая помощь не оказывалась. Очень сомнительно выглядят действия по взысканию и с хоккейных клубов: подаются иски, потом они приостанавливаются, потом получают судебное решение, никто взысканием активно не занимается, всё это растянуто во времени... Этим нужно было активно заниматься в начале 2017 года. Но, по сути, судя по документам, решение - давайте мы сейчас дебиторкой всё-таки займемся плотно - мы видим в 2018 году, когда уже всё в разнос пошло.

О. Балезина

И это стало практически делом конкурсного управляющего…

А. Грохотов

По итогу одни предприятия, принадлежащие области, судятся с другими предприятиями, принадлежащими области. Хотя они все находятся в управлении Правительства. Конечно, от Правительства зависит, когда всё это будет происходить. Но это произошло, по крайней мере, с бюджета «Управления по обеспечению топливом» взыскано в 2018 году, причём ущерб этот сейчас вменяется Никите Юрьевичу Белых. А по сути, что такое долги этого «Управления по обеспечению топливом»? Это предприятие, которое поставляло мазут, уголь муниципальным образованиям для отопительного сезона, то есть выполняло социальные государственные функции. Сфера понятно какая - там существуют неплатежи. Эти неплатежи и составляют долговые обязательства «Управления по обеспечению топливом», которые возникли ещё в 2015 году. И сейчас считается, что этот ущерб причинил Никита Юрьевич. По сути эта финансовая «дырка» возникла в результате неплатежей…

А. Лапшина

Каких-то муниципалитетов, предприятий…

А. Грохотов

Конкретных муниципальных образований, за которые Никита Юрьевич никак не может отвечать. Он не занимался непосредственным управлением этого Общества, к формированию этих долгов не имеет никакого отношения. Но пытался помочь этому предприятию и защитить интересы области. Потому что если бы не были в 2015 году приняты меры по досрочному погашению долговых обязательств «Управления по обеспечению топливом», то кредиторы с достаточно большими претензиями на десятки миллионов рублей, общая сумма около 200 (миллионов рублей), они, естественно бы, обратились в судебные процедуры, в претензионные процедуры с соответствующими последствиями. Это аресты имущества, это обращения взыскания на заложенное имущество, это достаточно расходные и затратные банкротные процедуры, то есть была бы дезорганизована работа, и добавились бы дополнительные проблемы.

А. Лапшина

Дополнительные расходы.

А. Грохотов

Расходы, связанные с пенями, штрафами, неисполнением обязательств. А так это позволило снять эту проблему и отложить её на дальнейшее время, в том числе, чтобы «Управление по обеспечению топливом» имело возможность и своими долгами позаниматься, и со своих дебиторов какие-то долги взыскать.

А. Лапшина

Андрей Грохотов в нашей студии. Мы на рекламу сейчас уйдем, через полторы минуты вернёмся, и у нас ещё будет 10 минут.

О. Балезина

Возвращаемся в студию. У нас остаётся 10 минут, мы сегодня беседуем с Андреем Грохотовым, адвокатом Никиты Белых, разбираемся в деле «КРИКа» и много кого ещё. Деле очень сложном. Такие взаимоотношения, которые текут из далекого прошлого и простираются уже в гипотетическую сферу, то есть что могло бы быть, если бы не…

А. Лапшина

До рекламы Андрей как раз пояснял второй эпизод, как я понимаю. Это история с «Управлением по обеспечению топливом», с выделением ему средств. Та ситуация, которая тогда решалась достаточно оперативно, и потом точно так же, как с «КРИКом», была запущена фактически. То есть никто не обращал внимания.

А. Грохотов

Да, я говорил про второй эпизод. На самом деле, если вы обратили внимание, то они достаточно сильно связаны, в первую очередь, мы так считаем. Проблема одна, которой должно заниматься следствие, - это причины банкротства. То есть все общественно опасные последствия наступили в результате банкротства. Кто его допустил, по каким причинам оно произошло - это должно быть предметом расследования, 2011-2021 годы. А предметом расследования выбран только период до 2015 года. Соответственно, тут уже речь идёт только об одних лицах, и всесторонне вопрос не рассматривается. Хотя это достаточно стандартная методика расследования уголовных дел, когда вопрос касается банкротства, выясняется, в какой период существенно ухудшилось состояние этого хозяйствующего субъекта. После определения этого периода выясняется, какие сделки, какие решения ответственных лиц привели к тому, что финансовое состояние ухудшилось. Этот анализ должен быть во всей этой перспективе за широкий период времени. Мы этого пока не наблюдаем.

А. Лапшина

Мне эта ситуация вот что напоминает: была у человека машина новая, он поездил на ней и потом продал. Второй человек запустил какую-то неисправность в этой машине до такого состояния, что попал в аварию. И потом приходят почему-то не ко второму человеку, который в сервис вовремя не ездил, а к первому и говорят: «Это ж твоя машина была с 2011 года по 2015 год».

А. Грохотов

Возможна и такая аналогия. Что касается «Управления по обеспечению топливом», то эта организация фигурирует во втором эпизоде, хотя достаточно большое значение история с этим казённым предприятием имеет и в первом эпизоде. Потому что если бы изначально Акционерное Общество занималось дебиторской задолженностью, взысканием денежных средств, и Правительство бы как-то помогало, то я думаю, вполне возможно было избежать каких-то кризисных явлений с кредитами, которые в принципе имели небольшое значение относительно активов предприятий. То есть активы были значительные. Кредитные обязательства существовали. Да, любой кредит ухудшает состояние Акционерного Общества, но вопрос, как этот кредит соотносится с активами, с финансово-хозяйственной деятельностью и так далее. Это должно быть предметом расследования. Но у нас это выбрано только в таком предвзятом ключе.

О. Балезина

Я, конечно, думаю, что сейчас задача ваша всё-таки каким-то образом не указать спектр, куда надо направлять следствие, а защитить, доказать, что это не Никиты Юрьевича дела.

А. Грохотов

Эти вопросы взаимосвязаны. Если вы говорите, что не Никиты Юрьевича, значит, речь идёт о том, что какое-то событие, преступление присутствует, но мы не считаем, что вообще в 2011 году был совершены какие-то правонарушения, в 2015 году были совершены преступления. Взять кредит - это же не преступление. Профинансировать собственное предприятие, принадлежащее Правительству, это тоже не преступление. Тем более это всё было открыто сделано, с полной детализацией, с вовлечением широкого круга лиц в этот процесс.

А. Лапшина

Но тут ситуация такая, что деньги всё-таки бюджетные куда-то были выделены, и кто-то за это теперь должен ответить. Почему-то решили, что отвечать должен Никита Юрьевич, а не те, кто допустил банкротство.

А. Грохотов

Ещё раз хочу сказать. То, что они были выделены, это не преступление, по нашему мнению. Это преступление по мнению следствия, с чем мы не согласны. Потому что следствие считает, что нельзя было выделять денежные средства…

А. Лапшина

В таком формате…

А. Грохотов

А нужно было приобретать жильё в совершенно другом правовом режиме. Мы с этим не согласны, мы не видим мнение следствия относительно того, а что собственно было нарушено, почему нельзя было заниматься арендным механизмом через АО «КРИК», что собственно работало. Причём эта программа «КРИКа» («Служебное жильё») существовала вплоть до её окончательной реализации. Её изменяли, поддерживали и продолжали реализовывать, в том числе представители нового Правительства, новый совет директоров. Никто никогда не говорил, что это что-то незаконное.

О. Балезина

Не запрещено законом.

А. Грохотов

То, что это незаконно, возникло после того, как возникли проблемы с «КРИКом» в 2018-2020 годы. Когда появились эти проблемы, тогда стали нужны ответственные за всё это лица. Потому что преступления, исходя из версии следствия (были совершены) в 2011-2015 годы. Если тогда были совершены преступления, почему не было реакции тогда, что вы делаете что-то незаконное. Все проверяющие, надзорные, контролирующие органы…

А. Лапшина

Все сказали: «Можно».

А. Грохотов

АО «КРИК» находилось под перекрёстным контролем: это и Контрольно-счётная палата, и надзор, и Правительство, и коллегиальные органы управления, и опять-таки это публичная программа была. Они отчитывались, сколько квартир приобретено, в какие муниципалитеты, сколько передано, то есть абсолютно прозрачная история. И преступления здесь никакого, на наш взгляд, нет в принципе. Поэтому говорить, а кто выделил, а кто причастен к совершению преступления, это вопрос второй. Но если первого вопроса не существует, то возникает вопрос, а зачем это расследование проводится? Поэтому я говорю о том периоде, что проблемы, которые послужили поводом для возбуждения уголовного дела, они возникли позднее, после того, как Никита Юрьевич уже давно должность свою оставил.

А. Лапшина

У нас остаётся полторы минуты, и я понимаю, что мы ещё много чего не сказали. У меня вопрос только по условно-досрочному освобождению. Я не могу его не задать, потому что, когда возникло второе уголовное дело, многие наши коллеги связывали эти две истории. В конце 2021 года Никита Юрьевич мог подавать заявление на УДО, по закону, я так понимаю, как раз сроки подходят. И вдруг возникает второе уголовное дело. Я понимаю, про связь вы нам не скажете. Не знаете вы, связаны эти вещи ли нет. Но Никита Юрьевич действительно собирался подавать на УДО?

А. Грохотов

Это его право, которое предусмотрено законом. Действительно, две трети от срока его наказания - это от 8 лет 64 месяца - истекают в конце октября. Как раз наступит этот срок. И право на УДО у него появляется. Формально в законе нет запретов относительно того, что он может обратиться с этой просьбой в суд.

А. Лапшина

Даже сейчас?

А. Грохотов

Даже сейчас. Потому что как вы наверняка тоже знаете, у нас человек может быть признан виновным только по приговору суда в установленном законом порядке. В данном случае, есть обвинение, которое носит предварительный характер. Чем закончится эта история - неизвестно, поэтому закон не предусматривает, что если обвиняемый, то соответственно, какие-то правовые последствия. Но фон, конечно, для УДО нехороший. Мы этим вопросом занимаемся, обсуждаем, что касается подачи-неподачи, позднее несколько определимся.

А. Лапшина

Андрей Грохотов в нашей студии, адвокат Никиты Юрьевича Белых. Мы «Дневной разворот» на этом заканчиваем, но с гостем нашим, я думаю, договоримся, ещё будем встречаться.

А. Грохотов

Спасибо.

А. Лапшина

До свидания!