Избирком: "Грязно и неприятно, но таковы особенности работы"

Новости 12:15, 23 августа 2021 2844 0

Нынешняя избирательная кампания отличается большим количеством кандидатов и жесткой конкуренцией между партиями. Об этом, зарубежных активах, финансировании выборов и инновациях, заходе непарламентских партий, бюллетенях со шрифтом Брайля, а также «обиженных и недовольных» «Бизнес новостям» рассказал председатель Избирательной комиссии Кировской области Алексей Круглов.    

БН: Алексей Евгеньевич, чем принципиально нынешняя избирательная кампания отличается от предыдущих?

– Кампания достаточно непростая и эмоциональная. Во-первых, много кандидатов. Во-вторых, жесткая конкуренция между партиями. К тому же выборы одновременно проводятся в Законодательное собрание Кировской области и в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации восьмого созыва. Сказывается также 3-дневное голосование, которое мы впервые отработали во время голосования по поправках к Конституции.

Радикально поменялось и продолжает меняться выборное законодательство на всех уровнях. Среди последних нововведений, появившихся в мае, – проверка кандидатов на наличие зарубежных финансовых инструментов недвижимости. Да, у нас свободная страна, многие организации имеют активы за границей, но для кандидата в законодательные органы власти это является ограничением.

БН: По этой причине кто-то из кандидатов от Кировской области не был допущен до выборов?

– Нет, из наших нет. В центре – были. И много. В том числе и громкое снятие Павла Грудинина от КПРФ.

БН: Насколько стремительно выборные процедуры переходят в «цифру»?

– Очень стремительно. Гаджеты меняются одновременно с выборным законодательством. Думаю, в 2024 году на выборах Президента России пройдет электронное голосование. В этом году его через портал Госуслуг тестируют в 6 регионах. Процесс сбора подписей таким образом также урегулирован на законодательном уровне.

Сегодня повсеместно внедрены те же КОИБы – комплексы для подсчета и обработки бюллетеней. Причем совершенно другого поколения, чем были несколько лет назад. И их количество выросло в разы: на этих выборах КОИБами мы закрываем весь город Киров, а это практически 80% избирателей. Если раньше члены избирательных комиссий до утра «вручную» считали голоса, сейчас нажал кнопку – и сразу протокол, результат голосования. И взломать эти комплексы фактически невозможно.

БН: Как широко на предстоящих «больших выборах» будет применяться система видеонаблюдения?

– Им будет охвачено примерно 92% избирательных участков, а это практически 98% избирателей. Для нас, признаюсь, видеонаблюдение – большое подспорье. На выборах Президента России было много звонков формата «почему не работает такой-то участок?», причем большинство из них – провокационные. Без видеонаблюдения нам приходилось по каждой такой жалобе выезжать в район, проверять. А сейчас камеру включаем и в онлайн-режиме видим: участок открыт, он работает.

В течение всех трех суток видеонаблюдение будет круглосуточным. В объектив попадут сейфы с бюллетенями, ящики для голосования, КОИБы, чтобы обеспечить максимальную прозрачность процесса, сохранность бюллетеней, исключить даже малейшую возможность каких-либо вбросов или подобного безобразия. Подрядчик, компания Ростелеком, уже начал монтаж оборудования на избирательных участках.

БН: Сможет ли это видео в «прямом эфире» посмотреть любой желающий?

– В прямом нет: на этот раз видеонаблюдение будет не в онлайн, а в офлайн-режиме. Основная причина – это очень дорого. Сейчас на обеспечение участков системами видеонаблюдения мы тратим десятки миллионов, а чтобы обеспечить онлайн-доступ, надо в 25 раз больше! Представляете?

Запись будет офлайн, но любой желающий может просмотреть необходимую. Для этого надо написать заявление, в нем указать – запись с какого избирательного участка и за какой промежуток времени он хочет увидеть. Видеозапись предоставят. Записываться будет всё, но «лежа на диване» наблюдать за выборами в этот раз не получится. Повторюсь: это очень дорого.

Тем более дополнительные затраты связаны с пандемией: более 20 млн рублей выделено на маски, средства для обработки рук, помещений, их уборку по графику, дезинфекцию… Это же всё должно оплачиваться.

БН: Из каких бюджетов?

– Из федерального и областного. Если бы федеральной избирательной кампании не было, были бы только выборы в ОЗС, думаю, за такие деньги областную кампанию было бы сложно провести.

БН: Процесс закупки СИЗ, с которым вы впервые столкнулись в прошлом году, изменился?

– Конечно. Когда мы вошли в период голосования по поправкам к Конституции, впервые столкнулись с закупками масок, ручек и прочего в таких объемах. На это выделялись серьезные деньги, нужно было организовать процесс приобретения всех этих товаров. Закупали авторучки у одних компаний, маски у других, пакеты у третьих. Сегодня и мы, и производители научились работать в новых реалиях. Крупные холдинги подстроились под требования рынка, и сегодня закупки проводим централизованно. Это намного проще.

Мы заключили договоры с компанией из Ленинградской области. Они обеспечили производство и доставку сразу всего необходимого для избирателей. Единообразие как в армии. Рынок подстроился под запросы.

Естественно, это и нам облегчило задачу. Потому что в прошлый год с этими закупками мы практически разрывались. Нам в помощь дали даже сотрудников министерства промышленности, которые по факту целый месяц отвлекали силы на эти закупки. Сейчас ими занимается один человек, который организовал работу всей этой махины.

БН: Сколько кандидатов заявлялись и сколько зарегистрированы в областной парламент и в Госдуму?

– На выборы в Государственную думу было выдвинуто по 9 кандидатов и по 105, и по 106 одномандатному избирательному округу. Все зарегистрированы.

На выборы в Заксобрание по общему списку выдвинуто 328 кандидатов от 9 избирательных объединений. Зарегистрировано 260 кандидатов от 7 избирательных объединений. По одномандатным округам выдвинуто 157 кандидатов, в том числе 9 в порядке самовыдвижения. Зарегистрировано 128, в том числе 2 самовыдвиженца.

БН: Картина может измениться?

– Конечно, кто-то может снять свою кандидатуру, но это единичные случаи. На общую картину не повлияет.

БН: Какова ситуация с заходом малых партий?

– В избирательный процесс зашли Новые люди, Родина, Партия пенсионеров. Все достаточно серьезные, работать с ними интересно.

БН: Но не все непарламентские партии все-таки попали в бюллетени на выборы в областной парламент?

– Сложности были у всех партий, когда они вступили в процесс выборов. Да, не смогла преодолеть барьер «Родина»: раз это новая партия, то должна собирать подписи. Как бы мы им ни помогали, «Родину» пришлось снять с гонки. Хотя и в ОЗС, и в Государственную Думу по два кандидата от «Родины» мы зарегистрировали, поэтому они продолжают работать на политическом поле.

БН: А представители «Яблока»?

– Они просто не собрали подписи.

БН: Какие сложности возникали со сбором подписей?

– Основная – оформление не по требованиям. Процесс шел непросто, но мы всячески старались помочь, консультировали, где неверно – подсказывали, вместе дорабатывали. Сами представители партий были с нами постоянно на связи, советовались, кто этого хотел. Признаюсь, новым партиям мы идем навстречу. Это повышение конкуренции на выборах, в которой мы тоже заинтересованы.

БН: Кто-то еще, кроме названных выше непарламентский партий, выходил с подписями?

– Нет, больше никто не пытался. Больше половины непарламентских партий, которые прошли процедуру сбора подписей на выборы в Госдуму и могли пройти эту процедуру на выборы в ОЗС, не заявились.

БН: Готов ли штат общественных наблюдателей к предстоящей непростой работе?

– Готов, и это тоже одно из новшеств. Во время выборов Президента России мы отнеслись к большому числу общественных наблюдателей с настороженностью. Но практика показала: чем больше наблюдателей, тем выборы проходят, я бы сказал, беспроблемнее.

БН: У оппозиционных партий есть политическое недоверие к наблюдателям от Общественной палаты. Они готовят своих. Их наблюдатели могут прийти на избирательные участки, следить за ходом голосования, присутствовать при подсчете голосов?

– Пусть приходят. Я и говорю, что мы это только приветствуем. Мы заинтересованы в том, чтобы наблюдателей было как можно больше. Это обеспечивает порядок на избирательном участке, предотвращает различного рода эксцессы, исключает провокации. Когда в помещении сидит много наблюдателей, никому особо и не хочется что-то там делать или кого-то провоцировать. Поэтому мы сами очень заинтересованы в институте общественных наблюдателей, просим подключаться, помогаем подготовить. Большое присутствие общественных наблюдателей означает, что большее количество людей будет введено в процесс политической жизни. Для нас это, повторюсь, тоже очень важно.

БН: Готовы ли избиркомы к выборам?

– Это праздный вопрос: мы всегда готовы. Нас часто спрашивают, чем мы занимаемся, когда нет выборов. Поверьте, работа есть всегда. Очень напряженным был период в конце прошлого года-начале этого. Мы формировали территориальные, участковые избирательные комиссии. Сейчас штат избирательных комиссии всех уровней составляет 10 тысяч человек. Более половины – новые кадры, всех нужно обучить, научить. Все меняется: законодательство, сама избирательная система, инст-рументы, это все нужно до людей доносить.

Сейчас, например, идет прием заявлений по вопросам, связанным с голосованием по месту пребывания. Допустим, избиратель живет в Нововятске, а хочет проголосовать в Кирсе. Открепляется и голосует. Эти моменты тоже требуют людского ресурса: кто-то должен дежурить, принять, оформить заявление, затем все обработать.

БН: Вам помогают и другие структуры и ведомства?

– Естественно, мы не одни всем этим занимаемся. Помогают и силовые структуры, и администрации – работаем в прямом контакте с их главами, потому что решение многих вопросов вне рамок наших компетенций. Возьмем ту же установку тревожных кнопок или решение вопросов противопожарной безопасности на избирательных участках. Или вопросы бытового характера, связанные с обеспечением транспортом. Да те же сейфы для хранения бюллетеней. Вот (показывает), бюллетени будут складываться в такие сейф-пакеты. Положили, пакет склеили — и в сейф. Не испортив его, открыть этот пакет невозможно, это еще раз к вопросу о чистоте и прозрачности выборов.

Или тема организации процесса голосования. Примерно 40% участков будут размещены в школах, один из дней голосования приходится на пятницу. Мы заключили договор с региональным министерством образования, обговорили правила игры. На этот период учеников загрузят либо какой-то общественной работой или мы распределим потоки людей, если помещение школы позволяют это сделать. Допустим, организуем голосование в спортзале, куда всегда есть отдельный вход. Это позволит изолировать учеников от большого потока населения.

БН: Среди избирателей много маломобильных граждан. С ними что?

– Где есть возможность, переводили избирательные участки с верхних этажей на первый, чтобы можно было сделать пандусы, обеспечить и для инвалидов возможность их участия в выборах. Устанавливали кнопки для вызова члена избирательной комиссии, чтобы вызвать представителей комиссии и проголосовать в присутствии наблюдателей.
Ведется работа с людьми, которые плохо видят. Есть бюллетени со шрифтом Брайля. Перед выборами проходят встречи с обществами инвалидов. Все эти моменты стараемся охватить, чтобы ни у кого не оставалось сом-нений и как можно больше людей приняли участие в голосовании.

БН: Среди кандидатов много молодежи. А как ведется работа с молодыми избирателями?

– Хотелось бы, чтобы она в вузах шла активнее, потому что молодежь далека от всех этих тем. Раньше велась идеологическая работа, сейчас в большинстве вузов ее нет.

Думаю, все последние нововведения становятся привлекательнее для молодых избирателей. То же электронное голосование, потому что современная молодежь «живет» в своих гаджетах. Мы по выборным темам стараемся работать с этой категорией населения. Кстати, на X форуме «Молодежь и выборы» во многом благодаря Владимиру Владимировичу Куликову (который, к сожалению, недавно ушел из жизни) два участника форума, ученики 11 классов, заняли 1 и 2 места на всероссийском конкурсе по выборной тематике, причем от Кировской области – впервые. Сейчас они могут поступить в Московский юридический институт без экзаменов.

БН: Почему Кировская область не вошла в число 6 регионов, где в режиме «пилота» электронное голосование запущено уже в этом году?

– У нас пока не так все хорошо с обеспечением доступа к Интернету, в первую очередь, в северных районах. Некоторые отдаленные населенные пункты даже не телефонизированы. Ростелеком говорит, что обеспечить эти деревни Интернетом пока нет возможности. Но все меняется.

БН: По таким отдаленным деревням ходят представители избиркомов?

– Да, выезжают. Это обычно очень небольшие населенные пункты, в которых проживает 30-40 человек. В основном, люди пожилого возраста, которым сложно самим приехать на участок. Обеспечение для них возможности проголосовать возложена и на глав администраций. Проголосуют эти жители в итоге или нет – это их право, но обеспечить возможность для голосования необходимо.

БН: После периода информирования наступает период агитации. К кандидатам появляются новые требования по размещению своих предвыборных материа-лов. Какие основные нарушения могут возникнуть?

– Во-первых, все материалы агитационного характера должны с нами согласовываться. В них необходимо делать сноски, что оплачены из фонда кандидата. Все материалы мы проверяем на предмет экстремизма, разжигания межнациональной розни и прочего. Всё это прописано в законодательстве.

БН: Выявляются ли уже материалы, которые размещаются с нарушениями?

– Есть. Сейчас этим вопросом тоже занимаемся. Уже были материалы, которые мы отклоняли. Их дорабатывали, исправляли, забирали, затем вновь приносили. Был один материал, который кандидат посчитал согласованным и начал его распространять. Там всё потом исправили. Да, такие факты выявляются, но для этого мы и ведем активную работу в этом направлении.

Создана специальная комиссия, в которую входят представители силовых структур, Роскомнадзора, администраций, юристы. Все решения принимаются коллегиально, простым большинством.

У нас в целом многие вопросы решаются коллегиально. В избирательную комиссию входят представители всех парламентских партий, и это люди достаточно принципиальные, они отстаивают свою точку зрения. Не бывает так, что предложение вынесли – все руки подняли и всё одобрили. Нет, иногда такие дебаты идут!

БН: Как вы реагируете на различного рода обвинения в публичном пространстве в адрес избиркомов?

– Ну, мы же все люди взрослые. На одном из обучений (мы тоже все время учимся) завкафедрой МГУ сказал: что бы про вас ни говорили, даже не пытайтесь оправдаться. Кому надо, все равно сделают из вас каких-то взяточников, подтасовщиков. Конечно, грязно и неприятно все это, но таковы особенности работы избиркомов.

Да, и в этом году много недовольных и обиженных, правда, не понимаю, на кого. Сами на себя, потому что мы очень либерально ко всем относились: помогали, исправляли, корректировали, подправляли. Но некоторые кандидаты посчитали, что мы их несправедливо обидели. Ну как так? Идет по одному одномандатному округу, а подписи приносит с другого? Мы не можем эти подписи зарегистрировать, потому что это сразу же все вскрывается: всё ж проходит через систему.

Очень многие на выборы идут впервые, им тоже пытаемся помочь. Но только если люди сами этого хотят. Некоторые не хотят.

БН: Какую явку на выборы прогнозирует на сегодня Избирком?

– По явке не могу комментировать, это не из нашей сферы. В основном, явкой занимаются кандидаты в депутаты. Есть факторы, которые влияют на явку, и это сейчас пытаются урегулировать на федеральном уровне. Обсуждается вопрос переноса срока выборов, чтобы они, во-первых, попадали на период школьных каникул. С учетом принятого многодневного голосования дата может перенестись на конец октября-ноябрь. Это позволит решить и «садово-огородную» проблему, потому что многие люди, особенно пожилого возраста, в сентябре живут на своих дачных участках и практически самоустраняются от участия в выборах. Безусловно, это влияет на общую явку. Думаю, с этим законодатель разберется в ближайшее время.

БН: К выборам губернатора в следующем году?

– К выборам губернатора не знаю, но, думаю, к выборам Президента России в 2024 году точно ситуация изменится.