13:06, 18 июня 2019
Особое мнение Владимира Журавлёва от 18.06.19
Время выхода в эфир: 13:06, 18 июня 2019
5386
0
Гости: Владимир Журавлёв
Ведущие: Светлана Занько

С. Занько


– 13:06 в Кирове, начинается программа «Особое мнение». У микрофона сегодня работает Светлана Занько. Напротив меня депутат городской думы Владимир Журавлёв. Владимир, добрый день.


В. Журавлёв


– Добрый день, Светлана.


С. Занько


– У нас на повестке дня несколько серьёзных вопросов. Эти вопросы касаются и вашей деятельности как депутата и, естественно, в первую очередь, потому что депутаты решают очень важные вопросы, которые касаются всего города, и дорожная тема – она всегда у нас на пике обсуждения.


В частности, вроде бы всё хорошо. Вроде бы есть деньги на строительство и на ремонт дорог. Вроде бы начинают и решаются проблемы и вопросы, которые давно-давно уже обсуждались, назрели, вызывали максимальное количество жалоб. И строятся эти дороги. Но, тем не менее, у депутатов почему-то всё ещё возникают вопросы к этому строительству. В частности, вы не первый человек, вот мы в предварительной беседе с вами это обсуждали, вы не первый человек, который задаётся вопросом о том, как проходят конкурсы на строительство дорог, на ремонт.


Ну, улеглись вроде бы страсти по ремонту. И все согласились, и вы, насколько я помню, поправьте меня если я не права, вы защищали позицию горадминистрации, которая говорила, что это хорошо, что у нас по ремонту дорог практически два крупных подрядчика, которые наши местные. Они контролируемые и слава богу, давайте работать так, чтобы не было большого количества непонятных компаний. Но вот почему-то конкурс на строительство двух других дорог – это дороги на Урванцево и Чистые Пруды – больные такие, такие точки, который прошёл, который выиграла компания, и которая вот должна уже приступить к строительству, вот этот конкурс и эта компания почему-то у вас вызывают вопросы. Почему?


В. Журавлёв


– Ну, давайте начнём с самого главного. Если не искать здесь сразу же криминал, а вот сходу, но это однозначно, я считаю, ну, в моём понимании – ошибка руководства администрации города, Шульгина Ильи Вячеславовича, когда мы допускаем того, что 500 млн рублей, контракт, те деньги, которые мы получаем на ремонт и строительство дорог, а здесь строительство дороги, уходят иногородним. Первая причина.


С. Занько


– То есть 500 млн – это на обе дороги?


В. Журавлёв


– Да. Во-первых, если чтобы развивать территорию...


С. Занько


– Подождите, и 500 млн на обе дороги. И иногородние, это питерская компания, которая выиграла контракт.


В. Журавлёв


– Питерская компания. Тем более там, я уже задавал вопрос на рабочей группе по ЖКХ, у меня получилась такая возможность...


С. Занько


– При гордуме?


В. Журавлёв


– Да, Шульгину Илье Вячеславовичу напрямую. Ну, он сказал, что у них якобы нет опыта работы – у Гордормостстроя и Вятавтодора – нет опыта работы, ну, по строительству дорог. На самом деле, слушайте, что такое опыт? Вы знаете, во-первых, обязанность главы администрации...


С. Занько


– Ну, опыт – это опыт. Это долгое время работы по строительству и успешное их завершение с экспертизами, с гарантийными сроками. Это опыт.


В. Журавлёв


– Ну, во-первых, я уверен 100% и я уже консультировался с руководством Вятавтодора. Они сказали: «Мы бы с этой задачей справились».


С. Занько


– А, вот прямо они вам заявили, что Вятавтодор бы справился.


В. Журавлёв


– Да, однозначно. И вот моя главная претензия – 500 млн уходят в иногороднюю фирму. То есть фирма зарегистрирована не в Кирове. Люди, которые будут работать, они, даже если это кировские будут наняты, они получат зарплату по месту регистрации. А мы не должны забывать, что областной бюджет и городской, а городской прежде всего, наполняется за счёт отчислений с зарплат. То есть это как раз НДФЛ, налог НДФЛ. Правильно, да?


И об этом надо тоже думать. Плюс получают местные, значит деньги и прибыль здесь будет тратиться, вкладываться в регион. Это основное условие. Скажите мне, пусть Илья Вячеславович Шульгин хотя бы он, сколько он втащил инвестиций за 1,5 года руководства городом? А уже энергосервисные контракты отдали нижегородской фирме Ростелеком. Неважно, что это государственная компания. Тут отдали частной фирме. И кроме Вятавтодора и кроме Гордормостстроя есть ещё компания, например, «43» Багамы Алиевича она строит дороги прекрасно по всему региону. И справляется с этой задачей. И он по крайней мере, эта фирма официальная, она платит здесь налоги и так далее.


С. Занько


– Ну, как раз специализируется на строительстве, капитальном строительстве дорог как раз.


В. Журавлёв


– Но почему-то он не получает. Мало того...


С. Занько


– Стойте, стойте, погодите. Что значит он не получает? А как прошёл конкурс? Кто заявился на этот конкурс?


В. Журавлёв


– Ну, во-первых, мы прекрасно понимаем второе, вот замечание, которое вот оно лежит на поверхности. У меня возник бы сразу вопрос – а почему заявилась только одна питерская фирма? Представляете, Гордормостстрой не пошёл на конкурс, Вятавтодор не пошёл, фирма «43», она тоже не пошла. Слушайте...


С. Занько


– Вы их спрашивали? Вы же разговаривали с Вятавтодором.


В. Журавлёв


– Ну, я вам хочу сказать, что в правительстве области идут, они недовольны этим. Они однозначно, есть шум, есть разборки – почему эти компании не вышли, почему так был проведён конкурс и так далее. Ну, то есть в таких. Пока мы не видим составляющей какой-то криминальной, но мы не разбирались в этом. Мы будем разбираться.


С. Занько


– Погодите. Владимир Вениаминович, вы сказали: «Я разговаривал с Вятавтодором»...


В. Журавлёв


– Вятавтодор сказал – они бы справились.


С. Занько


– ...сказали, что опыт есть.


В. Журавлёв


– Опыт есть.


С. Занько


– Я не могу поверить, что вы не задавали им вопрос – а почему вы не пошли на конкурс?


В. Журавлёв


– Я задавал вопрос.


С. Занько


– Ну, и что?


В. Журавлёв


– Они сказали: «Мы не знали».


С. Занько


– Про конкурс не знали?


В. Журавлёв


– Да.


С. Занько


– А разве конкурс у нас не в открытом доступе выкладывается? Не заранее объявляется?


В. Журавлёв


– Ну, вы знаете, это же должна быть какая-то реклама.


С. Занько


– И Вятавтодор, который имеет огромный опыт, не знает, как выкладывается конкурсная документация? И не знают про конкурсы?


В. Журавлёв


– Слушайте, сити-менеджер обязан, если не сам лично...


С. Занько


– Что, лично прийти что ли?


В. Журавлёв


– Позвонить обязан.


С. Занько


– Зачем?


В. Журавлёв


– Потому что государственный интерес.


С. Занько


– Как обязан? Это нигде не написано, что он обязан. Есть открытая процедура конкурса. Конкурс выкладывается. У Вятавтодора и у остальных компаний огромный опыт. Они знают, где искать эти конкурсы. Не может быть, что они не знали. Как это могло случиться?


В. Журавлёв


– Вы знаете, когда 500 млн уходит в другой регион, я считаю, пусть Илья Вячеславович тогда в Питер и поедет, и будет мэром Санкт-Петербурга, если у него так получится. А здесь должен быть градоначальник тот, который радеет в том числе, когда все говорят, они же красиво говорят...


С. Занько


– А что он мог сделать? Есть открытая процедура конкурса.


В. Журавлёв


важное.png– Погодите, хотя бы, я не против конкурса, но почему? Если бы я был главой администрации, у меня был первый вопрос: а почему заявилась одна фирма? Если я радею, я бы позвонил Вятавтодору, позвонил бы в фирму «43» и поговорил бы. Отдавать 500 млн другой фирме, слушайте, ну, это однозначно управленческая ошибка. О каком развитии территории мы говорим? Деньги просто уходят в другие регионы.


С. Занько


– Вы не ответили на мой вопрос. Что относительно...


В. Журавлёв


– Я не знаю, давайте звонить Вятавтодору.


С. Занько


– Вы говорите – очень опытные компании. Не может быть, что они не знают, как проводятся конкурсные процедуры. И вы говорите, что они не знали о конкурсе. У меня лично как-то не стыкуется.


В. Журавлёв


– Светлана, я не могу управлять Автодором, это областная организация. И я делал запрос неофициальный. Давайте сделаем попробуем официальный и получим ответ.


С. Занько


– Да, давайте, вы же депутат. Сделайте официальный запрос.


В. Журавлёв


– В Вятавтодор, да.


С. Занько


– На все, почему на Вятавтодор? Все 3 компании, которые вами были названы. Вы сказали, что они достойные и могли бы...


В. Журавлёв


– Конечно, мало того, я считаю, что обязанность Ильи Вячеславовича, она негласное правило, это не законодательно, но это негласное правило управления. Давайте, Гордорморстрой тоже, если они не строили дороги, так давайте повышать. Как растёт компетенция? Очень просто...


С. Занько


– Чо, эксперименты будем проводить, что ли, на дорогах?


В. Журавлёв


– С решением. Почему? Это новый этап, на новом этапе. То есть следующая ступенька развития. Если они, когда-то же нужно начинать в первый раз.


С. Занько


– Слушайте, я вам как житель Урванцево или Чистых прудов сказала бы на это. Чо это вы на нас проводите эксперименты и приводите к нам компанию, которая никогда не строила дороги?


В. Журавлёв


– Погодите, Светлана, я мнение строителей...


С. Занько


– А вы мне скажете – пусть растёт их опыт.


В. Журавлёв


– Мнение всех строителей, экспертного сообщества города Кирова – любая бы компания, в том числе и Вятавтодор, да даже Гордормостстрой, они бы справились. Выигрывайте конкурс, берите на подряд, если там, условно говоря, у вас нет какой-то техники, все понимают, так возьмите на субподряд маленькую фирму, у которой есть какой-то аппарат.


С. Занько


– Так выигрывайте.


В. Журавлёв


– Там на самом деле...


С. Занько


– А что, фирма-то вот эта ООО «Спецстрой»? Вы её, кстати, пробивали? Она большая, маленькая? У неё какой опыт? Может, там суперфирма просто?


В. Журавлёв


– Ну, насколько то, что в интернете есть, – нет. То, что есть, ну, понимаете, суперфирмы. Во-первых, смотрите, кто понимает в реальности.


С. Занько


– В интернете есть всё. Вся история компании есть, в открытых...


В. Журавлёв


– 500 млн для дорожного строительства – это не огромные деньги. Но, мы понимаем, придя сюда, у них здесь нет ни мощностей. Это нужно перебрасывать технику. У них нет. Они будут закупать щебень местный, они будут асфальт. У них нет. Асфальт они будут местный покупать. Они будут привлекать всё равно на субподряд.


С. Занько


– Так хорошо же. У местных всё будут закупать. А опыт есть.


В. Журавлёв


важное.png– Только единственный вопрос, уже подрядчики, местные подрядчики уже говорят, что эта самая питерская фирма покупать уже заключает договоры на щебень, на асфальт, но почему-то на 2 ИП, которые не имеют прямого отношения. И две фирмы, в том числе вот одна фирма, которую вы пробивали...


С. Занько


– Не имеют прямого отношения к кому, к чему? К компании «Спецстрой»?


В. Журавлёв


– Да, вот этой питерской. Вы знаете, как делается? Питерская фирма выигрывает. Она чистенькая такая, аккуратненькая. А выставляет вокруг себя несколько компаний, которые покупают работы, покупают щебень, асфальт, песок, всё остальное. А потом, у нас же были примеры строительства, например, аэропорта, когда накидали кучу мелких предпринимателей. А мы как бы даже и помочь не смогли. Правительство области молчало. Сказало, что это спор хозяйственных субъектов. Извините меня, там на десятки миллионов набросали подрядчиков, которые выполняли работы, поставляли материалы и правительство области...


С. Занько


– А депутаты-то что, Владимир Вениаминович?


В. Журавлёв


– Погодите, депутаты, вот смотрите, у нас получается, как затычки. Мы, я уже устал...


С. Занько


– В смысле затычки? Вы же контролируете.


В. Журавлёв


– С депутатами вместо того, чтобы заниматься развитием, для меня это общественная работа, я занимаюсь посадками. Понимаете? Возбуждением уголовных дел. Мне надоела эта огульная, 90% этих вопросов решается нормальным управленческим способом, качественным контролем.


Здесь, кстати, вот поэтому вопросу есть ещё, знаете, такой момент – вот строительство дорог требует организации, во-первых, проекта для строительства дороги. Это не ремонт, хотя на ремонт тоже должен быть проект. А строительство дороги, тем более в живом городе, то есть по территории это вновь построено, но там уже есть дома, там есть уже движение, есть сама жизнь.


С. Занько


– И люди волнуются, кстати.


В. Журавлёв


– Оно требует проекта, а проекта нет. Опять мы разыгрываем конкурс без проекта. А проект – это основание как контролировать. А потом начнётся катавасия. Мало того, те сроки, которые заявлены, и сложность работы, она действительно существует, то есть опасность того, что это могут и не справиться, эта питерская компания, потому что у них здесь нет ресурсов.


С. Занько


– Но это всё ведь пока что домыслы – могут справиться, могут не справиться.


В. Журавлёв


– Слушайте, а мы страдаем. Помните дорогу на село Русское? Ведь изначально было, что они не справятся, эта московская фирма. И так и вышло. И мы достраивали на следующий год за счёт собственных средств. Так вот здесь такая же ситуация может произойти. Почему мы не сможем?


важное.pngИ глава администрации чёткого ответа не даёт. Ссылается, ну, совершенно такие слова, которые в моём понимании, а мы – все депутаты, мы для главы администрации являемся работодателями, недовольны, если честно. Вот депутатское сообщество, оно стоит на грани с тем, чтобы разорвать отношения с Ильёй Вячеславовичем. По-плохому ли, по-хорошему, но они существуют.


С. Занько


– Ну, вы первый человек, который об этом говорит. Я вам честно скажу.


В. Журавлёв


– Ну, я считаю, и Денис Валерьевич Ерохин об этом говорит. И кулуарно. Понимаете, не все депутаты...


С. Занько


– Может кулуарно, но здесь он не говорил.


В. Журавлёв


– Не все депутаты, это, как бы, может быть вопрос не заходил.


С. Занько


– Ну, слушайте, вот я как раз хотела про депутатов спросить. Но нам нужно прерваться. Задам этот вопрос, про депутатов спросить. Ведь наверняка же, конечно, вы этот вопрос неоднократно, вот такие серьёзные строительные работы, обсуждаете на различных комитетах. Но, вот так ярко и категорично высказываетесь по этим дорогам вы, например. Я что-то не припомню, что кто-то ещё об этом говорил. Почему так происходит мы обсудим после короткого перерыва.


ПЕРЕРЫВ


С. Занько


– Да, это действительно «Особое мнение». И это особое мнение депутата кировской городской думы Владимира Журавлёва. У микрофона работает Светлана Занько.


И у меня был вопрос такой до перерыва. Вот этот вопрос по «Спецстрою», ООО «Спецстрой», который выиграл контракты на строительство дорог в Урванцево и Чистые пруды. И, между прочим, работы уже должны начаться вот сейчас, в июне. А завершиться они должны в октябре полностью, включая... а в ноябре подрядчик должен уже установить павильоны, уличное освещение и дорожные знаки. Всё, работы должны уже начаться. Они начались, кстати?


В. Журавлёв


– Ну, мне не известно. Я не могу сказать.


С. Занько


– Ага. Тогда, значит, если вопрос, если эта история вызвала у вас столько вопросов, то вызывает ли она столько же вопросов у ваших коллег депутатов? И как вы это обсуждаете?


В. Журавлёв


– Ну, во-первых, однозначно, я считаю, всё депутатское сообщество, все фракции, вот тут единое мнение – мы не довольны работой главы администрации. Слишком много вопросов к нему, как к управленцу прежде всего.


С. Занько


– А давайте конкретно про этот вопрос. Вот конкретно про этот вопрос.


В. Журавлёв


– Эту тему мы вот ещё один раз, она только что всплыла, вот на комиссии по ЖКХ.


С. Занько


– А почему так поздно всплыла? Уже работы должны начаться, а всплыла вот она на комиссии по ЖКХ.


В. Журавлёв


– Погодите, во-первых, контракт разыгран вот он, только что. Вот в начале июня или в конце мая был объявлен победитель конкурса, тем более одна компания заявилась. Мы даже не упали ни на копейку. Представляете? Ну, тут очевидно, что каким-то образом было подыграно, это организовано.


С. Занько


– Вот это на самом деле самое больше ваше подозрение, да, что почему одна компания?


В. Журавлёв


– Конечно. Да это у любого и весь город это, самое главное, обсуждает. Ну, то есть, в открытую. И главное не понятна причина, почему наши компании кировские не пошли заявляться.


С. Занько


– Ну, вы будете делать депутатский запрос в эти компании?


В. Журавлёв


– Да я...


С. Занько


– Депутатский запрос.


В. Журавлёв


– Вы знаете, мне важнее объяснить...


С. Занько


– А то потом вы говорите: я не могу озвучить то, что в кулуарах было сказано.


В. Журавлёв


– Погодите. Ну, во-первых, многие строители, они знаете как говорят? У нас часто не все, они кулуарно рассказывают более откровенно. Я скажу, что здесь подозрение есть у всех, но открыто они об этом не озвучат, потому что не хотят портить отношения.


С. Занько


– Владимир Вениаминович, что мешает вам как депутату, если вы собираетесь в этом деле разобраться, и всем депутатам, как вы говорите, все депутаты недовольны, написать депутатский запрос и получить чёткие ответы?


В. Журавлёв


– Вот люди высказывают недовольство, ну, большинство людей – 90% у нас в обществе, они не готовы писать бумаг.


С. Занько


– Депутатов?


В. Журавлёв


– В том числе и депутатов.


С. Занько


– Нет, давайте конкретно про народных избранников.


В. Журавлёв


– Депутаты, они недовольны, но вот сегодня, знаете, почему вопрос не ставим? Просто не все готовы сегодня проголосовать за отставку Шульгина.


С. Занько


– И вообще-то не все и поднимают этот вопрос, я вам скажу по секрету.


В. Журавлёв


– Вопрос, ну, погодите, вот просто не все открыто общаются. У нас, к сожалению, высказаться открыто, ну, нужна определённая гражданская смелость.


С. Занько


– А чего депутаты, я не понимаю, ходят, если не могут открыто высказаться?


В. Журавлёв


– Погодите, а каким? Ну, вот меня выбрали нормально, я могу высказаться. Есть Ерохин. Есть там ещё ряд депутатов.


С. Занько


– Ну, вы всегда. А остальные чего?


В. Журавлёв


– А чего? Так это вопрос к...


С. Занько


– Какого рода-то депутаты, которые не могут высказаться открыто?


В. Журавлёв


– Это вопрос не ко мне, а к избирателям, которые таких депутатов выбирают.


С. Занько


– Понятно.


В. Журавлёв


– Вопрос весь к людям опять же.


С. Занько


– То есть не будет депутатского запроса?


В. Журавлёв


– Да депутатский запрос будет, но я не буду фирмам. Они мне могут не ответить многие. Они хозяйствующие субъекты частные. Я буду разбираться в администрации города. Мне важно, что скажет Шульгин, что скажет директор ДДХ Лунёв новый на этот вопрос – почему не заявлялись? Они являются организатором проведения конкурса.


С. Занько


– Да, кстати, есть же новый директор ДДХ – господин Лунёв, который пришёл вот...


В. Журавлёв


– А вы его пригласите в Эхо Москвы, задайте...


С. Занько


– ...он пришёл прямо перед тем, как этот контракт, собственно говоря, выложили на конкурс. А вы ему задавали этот вопрос?


В. Журавлёв


– Мы его ещё пока не видели. Я с ним ещё не виделся, не разговаривал. Вот поэтому давайте его пригласим и поговорим попробуем открыто.


С. Занько


– Да вы сами сначала поговорите, чо уж на Эхо Москвы сразу? Зачем на радиостанцию?


В. Журавлёв


– Ну, это интересное очень.


С. Занько


– Нет, ну, сначала пускай будут хоть какие-то факты. Уж вам-то как депутату он обязан будет рассказать.


В. Журавлёв


– Факты есть. Во-первых, одна фирма заявилась.


С. Занько


– Ну, да.


В. Журавлёв


– Она почему-то не кировская, хотя у кировской компетенция существует.


С. Занько


– Закон позволяет любой фирме заявляться почему-то.


В. Журавлёв


важное.png– Слушайте, когда в своё время, в 13-м или 12-м году, некоторые чиновники говорили: а мы будем покупать китайские канцтовары, которые дешевле. Мне так хочется сказать: так вы тогда и поезжайте в Китай и работайте там чиновниками.


С. Занько


– Вот, давайте, делай раз, делай два, делай три. Что сейчас вот с этим контрактом, собственно говоря, может произойти?


В. Журавлёв


– Я пока не знаю тут, для того чтобы его прервать нужны какие-то... Но то, что мы будем проводить уже расследование депутатское, так-то началось, мы уже начинаем собирать бумаги. У нас есть вопрос – ушло не кировской фирме, она заявилась одна, никто больше другой не заявился. Основание. И строители дорожники, которые говорят, я не могу это озвучить, потому что они мне давали полномочия, но они, у них высказывают своё мнение.


С. Занько


– Депутатское расследование будет, первое.


В. Журавлёв


– Оно уже идёт.


С. Занько


важное.png– Второе. Вы говорите, удастся ли разорвать контракт? Но строительство должно уже закончиться в октябре. И угроза разрыва контракта, она, вы взвешиваете вот эти угрозы? То есть если сейчас будет разорван, успеют ли переторговать, построить дороги? Вот ведь ещё какая проблема.


В. Журавлёв


– Смотрите, какая ситуация, вот за тот косой вариант с селом Русским ведь директор Вятавтодора, который в тот момент был, чужой человек приезжал – Викулов.


С. Занько


– Менькин.


В. Журавлёв


– Викулов.


С. Занько


– Вятавтодор?


В. Журавлёв


– Да, они ведь там...


С. Занько


– Но отвечал за ДДХ Менькин.


В. Журавлёв


– ...уголовное. Они же довели до уголовного дела. И приговоры состоялись.


С. Занько


– Ну, здесь-то ещё ведь ничего Спецстрой-то и не сделал. Может он прекрасный?


В. Журавлёв


– У меня к Спецстрою претензий нет. Это частный бизнес. У меня претензия к организатору, к руководителю, главе администрации и директору ДДХ.


С. Занько


– Будете ли вы добиваться разрыва контракта?


В. Журавлёв


– Для разрыва контракта по закону нам нужны основания. Мы же не беспредельщики. Правильно? У нас правовое государство. И депутаты на это не пойдут. Нам нужны основания. И мы их будем искать.


С. Занько


– Всё, тогда надо завершить этот вопрос. Ещё раз – какие будете вопросы вы задавать вот конкретно официально относительно этих двух контрактов?


В. Журавлёв


– Ну, во-первых, почему одна фирма, раз? Почему вторая не кировская? Всё.


С. Занько


– Всё. Ясно, понятно. Теперь хочется разобрать вопрос с сетями, потому что это, конечно, очень важные два вопроса и очень активно дискутировался вопрос по передаче сетей от ККС МУПу «Водоканал». И вот сейчас уже и официальное заявление властей, что ККС отказали в концессии. Мы сейчас говорим о сетях, которые обеспечивают город водой. Власти решили отказать концессии. Вы считаете – правильно поступили или нет?


В. Журавлёв


– Ну, во-первых, я сразу хочу сказать – я изначально был сторонником того, чтобы Горводоканал вернулся обратно под крышу муниципалитета, стал муниципальной компанией.


С. Занько


– И это сделал Шульгин! Скажите ему «спасибо». Ну, сделал-то он.


В. Журавлёв


– Хорошо, я согласен. Как глава администрации он поддержал. Ну, это логично и там все сомнения некоторых людей, что муниципальное предприятие. Вот вы знаете, из плюсов того, что – во-первых, эта ККС все плохие сети они не забрали. Это заречная часть. Вот старые – это Лянгасово, это Дороничи. Все вот такие плохие сети. У нас существовало два муниципальных предприятия. Нововятск, Нововятский водоканал и Кировский водоканал, который фактически затыкал дыры, не имея нормального тарифа, а имея все плохие сети у себя. И мы этим всё равно занимались.


С. Занько


– Подождите, сейчас про контракт в концессии. В концессии все сети были.


В. Журавлёв


– Не все. К сожалению, не все. У нас было два муниципальных предприятия: Нововятский водоканал и Кировский водоканал, которые все плохие сети держали. А ККС хорошие, частник, взял все себе нормальные.


С. Занько

– Это было. Вы в концессию заглядывали, в документ?


В. Журавлёв


– Я теперь хочу сказать, что почему отказали в концессии уже сейчас – во-первых, по закону они упустили время. Концессия эта тоже имеет в том числе и сроки. И в данном случае администрация города вполне законно расторгла. А какие были претензии к какаэсникам?


важное.pngНу, вот первая претензия – с 13-го года они нам ни одной инвестиционной программы не высылали. То есть, ребята, мы готовы сделать это за свои деньги, давайте мы каким-то образом будем регулировать, как например, тепловики по теплу. Они ничего не сказали. И с 13-го года фактически инвестиций не было. Прошло, извините меня, почти 6 лет.


С. Занько


– Как это не было?


В. Журавлёв


– А вот так.


С. Занько


– Подождите. Вот если вы открываете...


В. Журавлёв


– Погодите, есть в тарифе инвестиции. Погодите, они, есть инвестиции, о которых мы говорим, это законодательно. Мы с них не требовали, но они и не предлагали, хотя...


С. Занько


– Вот хороший вопрос – почему не требовали? Хотя я сейчас найду в интернете сколько было инвестировано в сети, потому что об этом точно докладывалось.


В. Журавлёв


– Слушайте, вы в курсе, что это оспаривается? Почему претензия ко многим коммуникациям, как по Водоканалу, так и к тепловикам, что они отчитываются, что они переложили, например, трубы, а в некоторых случаях трубы не перекладывались. И эти факты есть. Понимаете?


Мало того, есть факты однозначно, когда, например, там есть часть сетей муниципальная, большая часть, и часть сетей частная, как у тепловиков, так и у Водокана... И, представляете, почему-то частные, они ремонтируются свои, а муниципальные просто арендуют и не вносят определённых инвестиций. То есть претензия администрации города и у депутатов – то, что они не были в моём понимании нормальными арендат... Ну, вот, то есть теми, которые пользовались этим. То есть они не заботились о нашем имуществе. Просто эксплуатировали, собирали тариф.


С. Занько


важное.png– Значит, я вам говорю – за 15 лет, это официальная информация, компания ККС обновила 132 км водопроводных и 25 км канализационных труб. С начала работы ККС инвестировали в развитие систем водоснабжения, водоотведения города Кирова более 2 млрд 200 млн рублей. Это ничего?


В. Журавлёв


– Послушайте, посмотрите сколько они собственные средства или заработанные, которые на нашем тарифе они заработали, вложили? Давайте посчитаем, что они официально отчитались – за прошлый год ККС заработала 290 млн прибыли. Это прибыль чистая. Тариф нормальный у нас в Кирове.


Кстати, вот из положительного момента, вот самый огромный тариф был на плохих сетях – это заречная часть, Коминтерн, Лянгасово и так далее, и Нововятск. Сейчас за счёт того, что всё будет общий Горводоканал, тариф на плохих сетях, он станет меньше. А у нас страдали прежде всего. А что такое заречная часть? А что такое старая часть города Кирова? А что такое Нововятск? Это люди, которые с социально низким уровнем. А мы сейчас за счёт этого из положительного момента сразу снижаем тариф, то есть он выравнивается.


С. Занько


– Слушайте, а как относиться к тому, что к ККСу за все эти годы практически не было никаких вопросов, зато к компании «Т плюс» было очень много вопросов и к теплосетям. Вот просто бесконечное. А компания «Т плюс» получает концессию, а ККС нет.


В. Журавлёв


– Ну, во-первых, компания «Т плюс» ещё не получила концессию.


С. Занько


– Но получит. Дело-то очевидно решённое. Разве нет?


В. Журавлёв


– Вот смотрите, я сторонник того, что... мы, кстати, обсуждали даже с Шульгиным эту проблематику открыто. Ну, мы на комиссиях открыто это обсуждали. Он сказал. Он тоже сожалеет, что ПАО «Т плюс» – это частная компания. То есть в других регионах, таких как Нижний Новгород, в Казани это всё осталось муниципальным. Но я сказал, что как мы вернули сети Горводоканал и канализацию, водоснабжение и канализацию, то есть можно и вернуть было бы по крайне мере сетевую компанию КТК, к которой было очень много претензий и которая, вы как, в курсе, что нам выставили где-то 1,5 года назад, на 900 млн у нас долги перед ней.


У нас там 72% – это наши сети, 28-м – это, ну, как бы ПАО «Т плюс», ну, КТК. У них учредитель ПАО «Т плюс». Мы могли бы сделать совместную компанию или сделать полностью муниципальную. И все сети мы могли бы эксплуатировать и заниматься инвестиционной. Это плановая работа, это монопольная работа. Она очень важная по снабжению по теплу и так далее.


С. Занько


– Остаётся полминуты. Считаете ли вы, что это ошибка – передавать компании «Т плюс» сети в концессию? И надо было по типу с водоснабжением тоже создавать муниципальное учреждение и сети забирать?


В. Журавлёв


– По крайней мере КТК должна быть муниципальной компанией. Это транспортная компания, по которой транспортирует горячая вода и тепло. Генерация пусть остаётся в частных руках. А сегодня, вы знаете, ошибка, хотя это монополист по определению, он сам собирает деньги, он сам генерирует электричество и сам поставляет его. А вот транспортировка была бы так, и мы могли за счёт тарифа здесь проводить нормальную социально-экономическую политику.


С. Занько


– Прервёмся на полторы минуты. Это особое мнение депутата кировской городской думы Владимира Журавлёва.


ПЕРЕРЫВ


С. Занько


– Продолжаем разговор. Это программа «Особое мнение». У микрофона работает Светлана Занько. И своё особое мнение сегодня высказывает депутат Кировской городской думы Владимир Журавлёв.


Тут, конечно, пришёл один вопрос вам, Владимир Вениаминович, от Сергея, но он такой риторический, что мы можем просто, это где-то вечером, наверное, надо сесть в вечернем. Что можно сделать или необходимо сделать в Кирове, чтобы дороги стали лучше? Причём, коротко надо ответить.


В. Журавлёв


– Давайте два, вот совершенно два таких, два предложения. Первое: нужно, у нас главная проблема – мы не делаем проекты, в том числе на ремонт. Вы в курсе, что администрация города обязана сначала заказать в проектной организации? И поэтому у нас появляется, что бордюра нет, колодец не учли и так далее. Должен быть проект. Всё сегодня в цифре должно быть, это делается проект на дважды два... У нас тогда появляется документ, по которому мы можем проконтролировать. А сейчас его нет на схеме, понимаете? У нас проекты делают сами дорожники. Это нонсенс.


важное.pngИ второй момент – мало, кто знает, особенно на муниципальных дорогах, нам нужно поставить, у нас проблема и я знаю, это пример, 4-5 организаций, которые возят по 60, по 40 тонн. Большие самосвалы ходят в ночное время. И мы знаем, что дорога разрушается. Не зря этот налог ввели на федеральных трассах, но на муниципальных я бы поставил. Сегодня механизм есть, он озвучен вот и президентом, последнее было его выступление, что давайте ставить весы. Это очень дорогостоящая вещь, примерно 30-65 млн, когда груз, это ставится под полотно. Любая машина прошла, перевес сразу же фотографируется.


С. Занько


– Весовые пункты.


В. Журавлёв


– Да. Нет. Весовые – это, когда нужно заехать. А тут автоматом. И фотография сразу же идёт по автомобилю и штраф сразу 300 тысяч рублей. И вот у нас разрушают эти дороги, вот это самое главное.


С. Занько


– Проектные работы.


В. Журавлёв


– В моём понимании это на трёх направлениях нужно город Киров перекрыть и...


С. Занько


– И тяжеловозы.


В. Журавлёв


– И, да, и тяжеловозы. Всё. Перевес – нет.


С. Занько


– Значит, переходим к Марадыково. Значит, у вас есть вообще вопросы по этому новому объекту, который должен возникнуть по решению федеральных властей, потому что это федеральная земля, федеральный объект, в ближайшие годы по переработке, напоминаю, отходов 1-2 категории опасности? Есть ли у вас вопросы?


В. Журавлёв


– Ну, я не буду вдаваться, насколько это оправдано, законно, вредно, не вредно. У меня недостаточно информации. Но я сразу хочу предупредить, ну, это областная, не городская власть. Это не наша задача городских депутатов. Это областной вопрос. Но, когда мы будем давать такое разрешение, его уже дали.


С. Занько


– А оно вообще разве нужно? Вот мы не выяснили на «Вечернем», когда была дискуссия на общественной палате. Не было сказано, что необходимо получить разрешение от властей. Говорили только о том, что должны проводиться, Росатом РАО, должны проводиться общественные слушания по разным этапам строительства. От проектирования до строительства. А насчёт разрешения ничего никто не говорил.


В. Журавлёв


– Нет, вот смотрите, всё равно как бы желание, народ сейчас начинают слушать и нам нужно, я про какую часть, про социальную часть. Такие вредные производства, они требуют социальных вложений. Давайте попросим дороги, школы. Мало того, очень важно, мы понимаем, Марадыково и в своё время я встречался с губернатором Сергеенковым, ну, перед какое-то время незадолго до смерти мы с ним очень долго общались, и он сказал, что сожалеет, что вот тогда, когда тянули трубу, можно было бы в 3 раза...


С. Занько


– Какую трубу?


В. Журавлёв


– Газовую. И мы вот...


С. Занько


– Тогда, в Марадыково?


В. Журавлёв


– Да, да, да. И у нас бы ветка тогда ушла на Котельнич, Арбаж, Свеча, Шабалино, вот тот куст стал бы развиваться. И мы бы получили. Сегодня, вы в курсе, что, например, в городе Котельниче тариф за отопление, за гигакалорию у нас 1800, а там 4800? Потому что топят и мазутом, и углём, и это не эффективное хозяйство. Если бы пришёл газ, мы могли бы отдельно каждый дом, условно говоря, газифицировать.


С. Занько


– То есть вы о чём сейчас говорите? Что власти, даже если...


В. Журавлёв


– Должны торговаться, должны выторговывать, лоббировать интересы региона. Дайте нам... Ну, хотелок-то же много, давайте просить столько, просить 10-ть, дадут 5-ть. Ну, я так образно говорю. Давайте аэропорт международный, давайте школы. 10 школ, несколько заводов. Вот газификация – самое главное. Это нужно подхлёстывать, а то Газпром у нас сегодня экспортирует, всю Европу газом заливает, а почему регионы не развиваются? У нас газификация не превышает 40% в регионе. Нижний Новгород – 90 с лишним. Татарстан, мне кажется, 99-ть.


С. Занько


– Запросить у владельца социальную программу, да? Инвестиции в социальное...


В. Журавлёв


– Ну, тут на уровне правительства области. Губернатор и председатель правительства должны обговаривать условия. Если необходимо... То есть это может успокаивать. И это, знаете, это какая-то компенсация за вредно.


С. Занько


– Кого успокаивать?


В. Журавлёв


– Население.


С. Занько


– А население, вы думаете, будет всё-таки волноваться?


В. Журавлёв


– Вы знаете, у нас население, вот если начинают его давить, оно в итоге проглатывает. Но, вот это напряжение, оно копится. И сегодня вот я поддерживаю Алексея Кудрина, который у нас сейчас возглавляет счётную палату, что он говорит: накопился потенциал социального взрыва. Понимаете, у нас все, кому не лень, вот эти чиновники, они давят, заставляют вот по детским садам, по школам, по дорогам. По неудовлетворительным этим отношениям чиновники вообще раздражённо разговаривают.


важное.pngЯ считаю, что когда такие разговоры идут, не место таким людям. Да, власть непростая. Я честно говоря, я не завидую ни губернатору, ни главе администрации. Это непросто. Даже главе города не завидую. Но, если вы взялись за это, так тогда не нужно раздражаться. Терпите, выдерживайте. Мало того, не хватает компетенции – советуйтесь. Сегодня у нас, к сожалению, вот разрыв между властью местной сегодняшней и простым населением, и местным бизнесом, и местными элитами, он разрывается. И вот это как бы очевидно. Апатия, пассивность, неверие во что-то, оно происходит как раз вот из-за такой политики. И если, чиновники, вы думаете, что народ всё схавал, проглотил, – нет, рано или поздно это вернётся.


С. Занько


– Ну, смотрите, что касается Марадыково, не успел появиться документ, без предупреждения что называется войны, в сети, сразу же общественная палата собрала комиссию и написала всё в правительство, причём, договорилась сразу, что они приедут и будут говорить.


В. Журавлёв


– Молодцы, оперативно отреагировали.


С. Занько


– Не успело это пройти, губернатор прокомментировал ситуацию в эфире. После этого через неделю буквально по его же инициативе в клубе «Вечерний» прошла открытая встреча и народу было, конечно, много, тем более и тех самых людей, которые пережили Марадыково. И вот из Котельнича активисты тоже были и депутаты. Кто только не был. И РАО приехали. И все говорили. То есть вот что касается в этом смысле открытости, вроде бы, то с самого начала подхватили инициативу. Тут вот я бы побоялась обвинять в закрытости.


В. Журавлёв


– Ну, ситуация на областном уровне меняется.


С. Занько


– Да.


В. Журавлёв


– Губернатор показывает хороший пример.


С. Занько


– Да, но с другой стороны, а мы можем, как вы считаете, вот вы сказали, там тоже задавали, кстати, люди вопросы – а где, где соцгарантии? Что вообще регион от этого поимеет? На что отвечали и говорили представители, я могу об этом сказать, потому что сама там была, что подождите, мы ещё даже проект не начали разрабатывать. А люди-то ждать не хотят, получается.


В. Журавлёв


– Ну, они понимают, что за красивым словом «проект» потом вот всё пройдёт.


С. Занько


– А как вы думаете, мы вообще имеем право у компании, которая не является ни кировской, вообще она федеральная, вообще чего-то требовать о развитии региона?


В. Журавлёв


– Ну, если мы считаем, что это наша территория. Я понимаю, что у нас одно государство. Но социальная компенсация – это нормально. За вредность, так сказать. Это нормальная политика во всём мире и в том числе у нас. Тем более, это же Росатом, да, собирается, государственная компания строит? Поэтому, я считаю, мы в праве требовать. Это социальная программа развития территории, она необходима. Мало того, нам на ту ветку крайне необходим газ, потому что вот мы ругаем наших пенсионеров, когда 1800 у нас за гигакалорию. В Котельниче, я это знаю не понаслышке, 4800 гигакалория стоит.


С. Занько


– Из-за того, что нет.


В. Журавлёв


– А в других регионах, я знаю, даже, по-моему, самый большой, не знаю в каком районе сейчас – 5200. Слушайте...


С. Занько


– У нас?


В. Журавлёв


– В области. Не в городе. 5200. Где-то доходит на котельных, где частник пришёл, обосновал тариф или сказал – компенсируйте.


С. Занько


– Он вам скажет, что это две разные компании – Газпром газораспределение, Газпром РАО. Две разные компании.


В. Журавлёв


– Слушайте, ну, мы должны требовать от федерального правительства развития своей территории. Ведь мы понимаем, что уровень жизни в России...


С. Занько


– То есть вы считаете, что мы имеем право требовать за такие объекты?


В. Журавлёв


– Однозначно.


С. Занько


– У нас остаётся 3 минуты буквально. Не могу у вас не спросить, как у человека, который причастен к молочной отрасли. Приезжал к нам гендиректор центра изучения молочного рынка Михаил Мищенко. Прямо вот здесь он был. И он сказал, что... он высказал идею, поддержал идею представителей молочной сферы региона создать программу по повышению потребления молочных продуктов. Это такая программа популяризации потребления молочных продуктов. Что вы об этом думаете?


В. Журавлёв


– Ну, я однозначно хочу сказать, что нет альтернативы, если мы говорим о здоровом питании, это двум продуктам – это сливочному маслу и творогу. Все институты во всём мире говорят, что человек тот жир, который...


С. Занько


– У нас остаётся 2,5 минуты. Такая программа нужна или не нужна? Люди и так осознают, что им покупать.


В. Журавлёв


– Она нужна. Но если брать Кировскую область, её потенциал, огромный потенциал, то есть нам нужна программа, я сразу хочу, экспорта сухого молока в Китай, в Индию.


С. Занько


– Это разные вещи.


В. Журавлёв


– Я это понимаю. Я специалист.


С. Занько


– Слушайте, Владимир Вениаминович, я вам про одно, вы мне про другое.


В. Журавлёв


– Нет, социальный...


С. Занько


– Про деньги – это отдельная история, что продавать в Китай.


В. Журавлёв


– И в Индию.


С. Занько


– Здесь речь идёт о здоровье населения...


В. Журавлёв


– Они главные импортёры сегодня.


С. Занько


– ...и популяризации программы, и о внедрении программы повышения потребления молочных продуктов на месте. Это разные две вещи.


В. Журавлёв


– Да нет, я конечно поддерживаю любое. Но меня сразу масштаб захватывает, понимаете?


С. Занько


– У вас сразу про бабло, Владимир Вениаминович.


В. Журавлёв


– Погодите, не про бабло.


С. Занько


– Продавать сухое молоко в Китай.


В. Журавлёв


– Стоп, стоп, стоп, погодите. Во-первых...


С. Занько


– А вам тут говорят – пусть наши люди пьют молоко.


В. Журавлёв


– Давайте вот я расскажу. Смотрите...


С. Занько


– Или это тоже такой хитрый ход маркетологов-молочников, чтобы просто тоже денег побольше заработать?


В. Журавлёв


– Нет, нет, нет. Молочное производство – это, извините меня, у нас 34 района в области, это чисто сельскохозяйственные, основа которой мясо-молочная. Если мы там не будем развивать молочное производство, мы эти районы с точки зрения обезлюдивания, потеряем. Это социально-экономическая задача. Об этом никто не говорит.


И поэтому я, когда говорю, мы решаем, а сегодня в этих 34-х районах ситуация так не решается. А, во-вторых, это огромный объём молока, который, кстати, как-то наш министр сельского хозяйства Котлячков сказал, что давайте до миллиона тонн молока доведём. Вопрос – куда продавать?


С. Занько


– Вообще-то, это губернатор сказал.


В. Журавлёв


– Ну, он вложил в уста губернатора. Он немножко подвёл его, потому что это нереализуемо. Следующий вопрос...


С. Занько


– Ха! Не реализуемо? Как?


В. Журавлёв


– Производить-то. Нет. Произвести-то мы можем. А куда продать? И власть, если так заявляет, так она должна показать. А единственным реальным продуктом, который мы можем сегодня и впишемся в экономику, это Китай, Индия. Те края, которых у них нет таких пастбищ.


С. Занько


– В общем, важнее не популяризировать потребление, а важнее заключить контракты на иностранные поставки.


В. Журавлёв


– Нет. Тут, это я считаю, вы знаете, вот мы не должны выбирать между здоровым питанием. Это одно и то же. Это в рамках одной и той же задачи решаемо.


С. Занько


– Да нет, это разные вещи. Одно дело поставки в Китай, другое дело школьники, например, со стаканом молока. Это разные вещи.


В. Журавлёв


– Я с этим согласен. И это необходимо делать. Я полностью поддерживаю. Это здоровое питание. Но в то же время, если мы говорим об отрасли, а человек-то ведь такой значимый, то я знаю, как решить в Кировской области эту проблему.


С. Занько


– Какую проблему?


В. Журавлёв


– Надо двигаться туда, в Китай, в Индию. Это огромные объёмы молока.


С. Занько


– А, проблему сохранения сельхозпроизводителей...


В. Журавлёв


– Мало того, что лучше – молочное экологическое производство или это Марадыково? Понимаете? Нам всё равно нужно производства в регионе открывать. А какие они будут – вредные или безвредные? Хочу сказать, что молочное, оно безвредное. Ну, навоз – существуют вопросы. Но там есть...


С. Занько


– Есть вопросы к навозу?


В. Журавлёв


– Биокластер. Ну, если это огромное количество.


С. Занько


– Ну, если уж к навозу есть вопросы, то я не знаю.


В. Журавлёв


– Самая главная экологическая проблема у огромных комплексов, которые сегодня строят на 2000 голов, это нужно куда-то убирать.


С. Занько


– Мы знаем эти комплексы.


В. Журавлёв


– Вот это вопросы. В представительстве это такая глобальная проблема.


С. Занько


– Спасибо, Владимир Журавлёв. Это было его особое мнение. Мы ещё не раз встретимся в этой студии. У микрофона работала Светлана Занько. Всем хорошего дня.