13:06, 13 апреля 2020
Особое мнение Дмитрия Русских от 13.04.20
Время выхода в эфир: 13:06, 13 апреля 2020
2476
0
Гости: Дмитрий Русских
Ведущие: Анна Лапшина

А. Лапшина

– Добрый день, сегодня у нас в гостях, Дмитрий Русских, предприниматель, депутат законодательного собрания Кировской области, 4 и 5 созывов.


Д. Русских

– Добрый день, все кировчане, слушатели «Эхо Москвы»


А. Лапшина

– Начало понедельника, начало новой карантинной недели. И я бы хотела Вас прокомментировать, первое: это большое количество фотографий из кировских храмов. Было вербное воскресенье и большое количество верующих пошли на службу, и осуждать их за это мы конечно же не будем, и не можем. Было обращение губернатора Кировской области и Митрополита Марка, о том, что кировские храмы на время карантина закрываться не будут. Но прихожан требуют соблюдать меры гигиены, санитарные меры, но тех фотографиях, которые были выложены в сеть, я прихожан в масках практически не видела. Уже закрываются храмы в Москве и Московской области, это сообщение размещено на сайте Патриархии. Так же сообщается, что во время служб могут находится только сотрудники. Прихожанам большая просьба в этот момент находится дома. Вам как кажется, те карантинные меры, которые сейчас введены и не ограничение посещений храмов, они как сочетаются?


Д. Русских

– Они. Мне кажется, сочетаются в общей тенденции, которая у нас существует в Кировской области, в городе Кирове. Мы сейчас только что обсуждали, что мы получили самый низкий уровень самоизоляции, это 2.4, на понедельник. Это укладывается в одну историю. А история очень простая, сегодня большинство людей, основная часть, так и не понимает, что происходит в Стране, в городе, и конкретно в области. Есть у нас карантин или нет этого карантина, у нас самоизоляция или каникулы? То, что сегодня происходит в храме, это формат как раз того, что нам по телевизору сказали, что у нас самоизоляция. Одна часть самоизоляцию соблюдает, а другая часть думает, что отправлена на каникулы или просто отдыхать. И они это время распределяют, как считают нужным. Они заходят туда, куда они хотят. Но в данном случае мы двигаемся в полумерах, и не определены правила посещения всего. Понятно, что мы имеем такую тенденцию. Я вчера вечером шел по городу и патруль полиции остановил пожилого мужчину, и спрашивают: «Почему он идет один, почему он идёт по улице без маски?». Этот человек, мудрый и хороший, им ответил: «что когда проходил сегодня в районе Октябрьского рынка, видел огромную очередь за дешевыми яйцами» Мне кажется, мы сегодня зашли в такую форму, что мало уже кто этим коронавирусом напрягается, уже все люди начинают думать, а какая жизнь будет после коронавируса? Судя потому как, мы видим последствия, которые нас ждут в ближайшие 5 месяцев, история будет печальна. В данном случае хочу сказать, что мы не может осуждать никого. Потому что сам Президент, выступая перед нами, до конца не сказал, что же у нас всё-таки происходит. Что за меры приняты в Стране. И у меня есть некоторые ощущения, в-первую очередь, что и Президент не особо в коронавирус верит. У него до сих пор такое двоякое отношение ко всему что происходит. То это общая тенденция.


А. Лапшина

– В Москве, где наибольшее количество заболевших. Мы это видим. Большое количество машин скорой помощи, всё закрыто и храмы тоже закрываются. Надо ли их закрывать В Кировской области? Надо ли ограничивать верующих в их желании прийти сейчас на службу и прийти на Пасху? Я понимаю, что светские власти этим не могут распорядиться.


Д. Русских

– Такое ощущение, что светские власти вообще ничего не могут распорядиться! Мы после выступлений Президента, все неделю отсидели дома. Дальше пошла очень странная история. Буквально через неделю, нам объявляют, что 140 предприятий открываются в области. Не понятно по какой системе, по отраслям или просто кто-то кого-то знает, или просто одни ближе другие дальше. И с понедельника все пошли на работу. Если повнимательнее посмотрим по группам, которые были созданы по заявкам. Всего этих заявок были 1300, эту цифру умножаем на 3, мама, папа и ребёнок, то получается 4 тысячи. Сегодня мы так же видим, что в городе практически нет никакой самоизоляции, потому что нет четких правил. Точно так же, как и в экономическом пространстве. Мне не понятно, почему 140 предприятиям можно, а малому и среднему бизнесу нельзя. Отрасли, какие я посмотрел. Например, мебельщики, там три предприятия. У нас мебельных предприятий в районе 30. Почему трём можно, а двадцати семи нельзя? По сельскому хозяйству смотрю, 8 агрохолдингов, и так сложилось что большинство председателей, это депутаты заксобрания. Восьми можно, а у нас в области 140 предприятий. А остальным то что делать? Когда это все поплыло и решили принять полумеры.


А. Лапшина

– Возможно руководствовались количеством налоговых поступлений от этих предприятий. И открыли крупнейшие.


Д. Русских

– Анна, в мире есть только два пути: гуманитарный и экономический, каждая страна определяет свою линию. Либо мы спасем людей и этом случае говорим, просим людей, провести две недели дома, жесткий карантин, при этом государств, если это государство, принимает на себя всю ответственность и всю материальную защиту людей, которые по просьбе будут находиться две-три-четыре недели на карантине и всё это будет оплачено. Второй пусть это экономический. Некоторые страны, таки есть. Это Швеция, Белоруссия, Бразилия, которые заявили, что не пойдут на жёсткие меры, потому что понимаю, экономика рухнет. И они готовы потерять 50-100 тысяч людей, для того чтобы сохранить экономику и сохранить миллионы людей. Потому что лекарство не должно быть страшнее, чем сама болезнь. Это главный итог всего. Мы понимаем, что они идут на жертвы и сохраняют экономическое положение людей. В данном случае я не могу понять, по какому пути идём мы. С одной стороны, говорим, что надо пойти на каникулы-карантин, а с другой стороны мы отпускаем большое количество предприятий, что особо экономику не поддержит. Основная часть малого и среднего бизнеса находиться в закрытом состоянии. Мы пошли по пути Италии.


А. Лапшина

– По приросту количества заболевших?


Д. Русских

– По приросту заболевших сейчас не можем дать точную цифру. У нас цифры не соответствуют и искажаются. Плюс в последнее время стали перемешивать пневмонию и коронавирус вместе. По той динамике, которая происходит в стране, мы видим, как растёт Москва. Здравоохранение уже не справляется и работает на грани возможного. При этом мы видим, что Москва и страна в целом не достигла даже пика. Мы отстаем от всех стран на 3-4 недели, но некоторых почти на месяц. В данном случае мы должны точно понимать, что малый и средний бизнес будет находиться на так называемом ограниченном карантине, до 15 мая как минимум. Это означает, что половина этих предприятий и людей не выживут. И тогда мне не понятно, почему строители могут работать, а какие-то другие сферы не могут работать. Если мы открываем часть групп детского садика.


А. Лапшина

– Возможно, потому что у строителей есть возможность соблюдать карантинные меры?


Д. Русских

–Да нет у них таких мер, это полная ерунда. Вот в Москве с понедельника закрыты все стройки. Почему Москва очень долго тянулась? Потому что Москва по данным на сегодняшний день имеет два миллиона гастарбайтеров в этой сфере. И они никуда уехать не могут. Потому то Узбекистан, Казахстан очень быстро закрылись. У нас сейчас совершенно другая история. У нас не было необходимости на 2-3 недели не закрывать стройки, и многие другие предприятия. Эти двойные стандарты, которые мы преследуем после 15-20 лет, почему одним можно, а другим нельзя. Они на сегодняшний день сыграют с нами злую шутку. Мы не остановим коронавирус, в Кировской области он тоже растёт, и мы это видим, это уже 51. И в ближайшие 10 дней, это число резко возрастёт. При этом мы понимает от безработицы и от краха предприятий мы тоже никуда не уйдём. И второе, коронавирусу без разницы Иванов, Петро ты или Сидоров. Я сторонник того, либо мы сидим на жёстком карантине, а государство всю финансовую нагрузку берёт на себя. Любо мы всех выпускаем, и даем по желанию кто работает, кто нет. Полукарантинные меры на самом деле ни к чему хорошему не приведут. Мы с вами видим, что город с карантина автоматически снялся. На улицах большое движение машин и людей. Многие родители вышли на работу, дети находятся дома одни, образовательные школы не работают. Мы видим контакты, вся эта масса контактирует. Мы ничего не добились?


А. Лапшина

– Но и не только церкви, но и улицы. Те же самые продуктовые магазины, где много народа, где не каждый соблюдает дистанцию. И точно, что больше половины там без масок.


Д. Русских

– У нас есть пример. Мы не хотим учиться на других примерах. Жесткий контроль в Испании, Италии. Жёсткий контроль в Израиле. Введены войска, всё сделано. Мы видим, что государство играет определённую роль, чтобы именно сдержать этот вирус, который уносит большое количество людей. Они же не зря приняли такие жёсткие меры. Китай, 72 дня продержался на карантине. У нас неделя, и для чего мы вообще эту неделю сидели? Если мы через неделю всё снова открыли!


А. Лапшина

– Но Вы всё-таки больше к какому варианту? Жёсткий карантин или просто за соблюдение всеми мер гигиены, личной безопасности, что все моют руки, все ходят в масках. В той же Европе если маленький магазин, больше одного человека не пускают. В Кирове тоже есть такие примеры.


Д. Русских

– Любая сегодняшняя власть должна принять чёткую линию, как они видят эту историю. Самое главное, что ни должны смотреть на два шага вперёд. Стратегически власть должна думать, какая жизнь будет после карантина. Смогут ли они справиться с безработицей? Смогут ли они справиться с тем бюджетом, который останется после, когда многие предприятия закроются, налог НДФЛ у нас упадёт? У нас налог на прибыль упадёт, однозначно. Они должны разрабатывать стратегию уже сейчас.


А. Лапшина

– Возможно, они и разрабатывают. Но пока может не дошли руки об этом рассказать.


Д. Русских

– Ну хорошо, получается если они разрабатывают, их меры, которые были приняты по открытию сначала 140 предприятий, то тогда мы понимаем, что мы идем по очень странному пути. Тогда давайте мы все отпустим на работу, пускай люди сами определяют готовы они или нет, обеспечить защиту работников. И тогда будем говорить, что мы уверенно встретим коронавирус и наше здравоохранение готово.


А. Лапшина

– А готово ли оно?


Д. Русских

– А вот этого никто не знает. Москва точно не готова. Я читал выступление последнего министра здравоохранения, который был при Лужкове. Он говорил, что мы эту историю оптимизации медицины проходили последние 15 лет. Видим, что оптимизация проходила очень активно, сокращали всё, что было можно. И на тот момент койко-мест оставалось 500, для таких случаев. А экстренное строительство госпиталей этих проблем не решает. Мы видим в интернете огромные очереди, врачи сами же говорят, что очень много заболевших врачей и санитарок. Не хватает персонала. Не хватает вообще ничего.


А. Лапшина

– Москва объявляла недели две назад, что принимает врачей из других областей и регионов.


Д. Русских

– Но это было, когда в Москве было 500-1000 зараженных в день. А сейчас идёт на 1500 в день. Достигнув пика там будет просто коллапс медицинский. И на самом деле, что нам показывают по телевизору это будет вполне реальными историями. Я в ужас прихожу, как не федеральных канала стебаются про другие территории, а у нас всё спокойно. Я не думаю, что над этим нужно стебаться, к этому надо подходить очень серьёзно.


А. Лапшина

– Это Вы про другие страны как это подаётся?



Д. Русских

– У нас же Сирия куда-то ушла с экранов, Украина делась. У нас сейчас Америка, где все умирают. Да, там тяжелейшая ситуация, но в данном случае мы должны понимать, что это жизни людей. И над этим стебаться, показывать, что там даже никого не хоронят, а просто забрасывают, это не красиво на самом деле.


А. Лапшина

– А самое главное, что никто не застрахован!


Д. Русских

– Мы не застрахованы и вопрос, готовы ли мы к этому? Потому что, судя потому как у нас это происходит. Неделю назад невозможно было маски купить, невозможно купить перчатки, средства защиты, и нет ничего. И в данном случае мы говорим, что люди ходят без масок. А где купить людям маски?


А. Лапшина

– Можно сшить. Нас ещё в школе учили ватно-марлевые повязки шить.


Д. Русских

– Но на дворе 21 век, а мы маски шьём. Я за то чтобы, когда мы смотрим что 24 самолётов полетели с помощью в Италию, и по всему миру помогаем. То на самом деле это цинизм, потому что своё население находит в ужасном состоянии.


А. Лапшина

– Но Вы всё-таки за жёсткий карантин на две недели и закрыть вообще всё? Вплоть до штрафов, как в некоторых регионах.


Д. Русских

– Но тогда пусть государство возьмёт на себя всю финансовую ответственность за граждан и помощь малому и среднему бизнесу.

А. Лапшина

– А если государство не возьмёт на себя такую ответственность, тогда что?


Д. Русских

– Тогда я считаю, что после коронавируса будет ещё страшнее! Потому что рухнет экономика, появится безработица и людям нечего будет есть. Если взять Киров и Кировскую область, у нас самая активная область по займам в банках. Очень большая закредитованность. У нас сегодня 120 млрд. закредитованность населения. Возникает вопрос, кто за это всё должен платить? Я не зря сказал, что лекарство не должно быть страшнее самой болезни. Если мы даже посмотрим продаже алкоголя, то она возросла на 30 %. Меня ещё недели две назад люди спрашивали, что я думаю про коронавирус? А сейчас мне звонят и все спрашивают один вопрос: «Что будет после коронавируса?» Где будет работа, как деньги зарабатывать? Как бизнес удержать?


А. Лапшина

– Дмитрий Михайлович, а работа будет?


Д. Русских

– Последние 3-4 года у нас и так мы видим, что в городе тяжело с работой. Это чисто экономическая ситуация по всей стране. Мы же реально с колен встаем. А когда встаешь с колен, там должно чего-то не хватать. Масок, рабочих мест, денег. Я думаю, что по заявлению торгово-промышленной палаты РФ после карантина 3 млн. предприятий малого и среднего бизнеса они разорятся. Они считают, что зону риска пойдёт от 9 до 15 млн. людей, которые могут лишиться заработка. В процентном соотношении это примерно от 10 до 13% трудоспособного населения России. Если Кировская область находится в каком-то особом островке, наверно этого не случится. Но мне кажется Кировская область находится ещё в худшей ситуации.


А. Лапшина

– А выход какой? Что должны делать сейчас региональные власти для того что бы по выходу из карантина экономика как можно скорее встала с колен?


Д. Русских

– Это не зависит от региональных. Всё равно самая основная нагрузка ложится на федерацию. Но при этом у нас есть много вещей, например, ослабить финансовую нагрузку на население. Давайте мы посмотрим последние 5 лет. У нас люди стали второй нефтью, их обдирают с утра до ночи, капремонтом, ТБО, какими-то налогами. Ребята снимите всю нагрузку на год, пускай люди перестанут это платить.


А. Лапшина

– А кто платить будет? Кто же должен это делать?


Д. Русских

– Должен сказать, что государство не только в радости должно быть, но и в горе. Нам все 10 лет говорили, что сколько нефти мы сегодня добываем, делаем запасы, которые могут нам пригодится в трудные часы. Мне кажется пришел трудный час. У нас сегодня на счетах 13 триллионов. И до сих пор не могут понять, что будет с ними. Почему остальные страны выделяют 15-20% от ВВП на поддержку населения, малого и среднего бизнеса, а мы всего 1% с чем-то. Почему даже Грузия обеспечивает всех пожилых людей масками и прочими средствами защиты бесплатно, чтобы сохранить старшее поколение. Очень многое будет зависеть как поведут себя федеральные власти, очень важно поведение региональной власти.


А. Лапшина

– А поведение региональной власти вы что имеете ввиду? Регионы должны объединиться и ультиматум выдвинуть Москве?


Д. Русских

– Это не ультиматум должен быть, это должна быть правильная подача, что происходит реально внизу. Скрывать ничего нельзя. Даже пусть будет очень страшное, скрывать нельзя, потому что дальше будет ещё страшнее. Взять Калининградскую область, они взяли и начали пересматривать региональный бюджет, для того чтобы убрать лишнее, и что они могут перенаправить они перенаправляют в поддержку населению, малому и среднему бизнесу. Кто мешает властям Кировской области заняться тем же самым? Я уже много лет выступал про капремонт, об его отмене.


А. Лапшина

– Но его же отменили на 3 месяца!


Д. Русских

– Да, но его вообще надо отменить до конца года. Потому что по сегодняшним суммам, с бедного населения собрали 3 млрд. рублей. Я посчитал, что этих денег им хватит на 3 года работ, которые они производят.


А. Лапшина

– Я вообще сейчас не уверена, что они сейчас что-то производят, учитывая сложившуюся ситуацию.


Д. Русских

– Есть у нас возможности и в городе, и в области пересмотреть отношение к населению. Расслабьте вы эту удавку, которую вы накидываете на протяжение 5 лет. Дайте людям немножко вздохнуть, потому что ситуация будет гораздо тяжелее. У нас бюджет 45 млрд. бюджет.


А. Лапшина

– Была популярная тема в социальных сетях освободить людей от платежей за ЖКХ и прочее, но кто будет возмещать это всё поставщикам?


Д. Русских

– Если мы сегодня говорим о том, чтобы людей освободить на какой-то период от ЖКХ мы должны точно понимать, что тем организациям, которые поставляют эти услуги, государство должно оказать поддержку. Потому что есть крайняя точка. Это по той же системе, если сегодня говорят идите в отпуск, но кто будет платить за это пока не определились. Мы понимаем, что это всё ложится на бизнес, на людей, которые обеспечивают сегодня работой. Мы опять пытаемся проскочить. И президент, и власти, до конца не верят в проблему коронавируса и его последствия.


А. Лапшина

– А как можно не верить, сидя в Москве и видя всё это?


Д. Русских

– Мы тянулись, у нас был уникальный шанс. Мы увидели Европу, которая начала задыхаться от коронавируса, буквально месяц-полтора назад. По большому счету никаких мер жестких не было принято. Надеялись, что Россию это не охватит.


А. Лапшина

– До вчерашнего дня храмы работали.


Д. Русских

– Та же Москва, до 26 числа по сегодняшний день работает общественный транспорт и метро.


А. Лапшина

– Но метро в Москве нереально закрыть!


Д. Русских

– Почему в других городах реально, а там нет?


А. Лапшина

– Москва же огромный город, как люди будут добираться?


Д. Русских

– Но мы же говорим, что есть опасность передвижения, и вводятся всё более жесткие меры! Они где-то их произвели. Буквально на той неделе Мэр Москвы в воскресенье выносит уникальное решение. Он разрешает открыться всем салонам красоты с медицинской лицензией. Вы скажите, что это такое? Почему сегодня принимается такое решение? Странное очень решение, согласны?


А. Лапшина

– Да. Я согласна!


Д. Русских

– И в данном случае опять отпускают все стройки, они снова их открывают!


А. Лапшина

– Ещё немного про Москву. О чем я хотела спросить, мы говорим про московское здравоохранение, которое уже не справляется, и мы говорим про региональное здравоохранение, возможности которого, в сравнении с Москвой, очень сильно ограничены.


Д. Русских

– Я буду очень надеяться, что всё-таки мы начали немножко пораньше готовиться к тому, что может быть, это раз. Во-вторых, всё-таки отдалённость Кировской области. У нас немножко спокойнее, чем в Москве. Если посмотреть динамику по другим регионам, я выделил – чем беднее территория, тем меньше зараженных.


А. Лапшина

– Потому что у нас нет метро, и нет такого большого перемещения людей


Д. Русских

– Перемещений нет, никто себе позволить не может переезжать. В конце стоит Чукотка, Саха-Якутия. То в данном случае у нас есть небольшой шанс. Я надеюсь сегодня, что там делается здравоохранением и врачами, они смогут справиться если это даже возрастёт в 10 раз.


А. Лапшина

– Дмитрий Михайлович, надо ли в Кировской области вводить жёсткий контроль, тех людей, которые приезжают из Москвы. Я вижу, что сейчас уже есть призыв о том, что это должно быть, людям рекомендовано по возвращению из Москвы и других регионов звонить на определённый номер и садиться в добровольную самоизоляция на две недели. Но такого, чтобы принудительно хватили людей возле поезда и везли сразу же в инфекционную больницу, такого нет. Это нужно или не нужно? Московские медики уже призывают Москву закрыть.


Д. Русских

– Я расскажу, почему мы так долго качаемся, надо это делать или не надо. Месяц назад, когда планировалось первое выступление Президента и Собянина, там было два мнения. Первое, это экономический блок, его поддерживали в основном экономисты во главе с Мишустиным, с премьер-министром. О том, что жёсткие меры принимать нельзя по причине, что рухнет экономика, которая и так находилась на тот момент в тяжёлой ситуации, потому что упала нефть. Второй блок, это был блок силовой, который считал, что надо ввести жёсткие меры, вплоть до ввода армии и солдат, для того чтобы сделать именно жёсткий карантин. На их стороне и находилось медицинское сообщество. Сегодня врачи считают, что спасение – это жёсткий карантин. Я считаю, что те совещания, нам показывают, нужно в первую очередь показывать не директоров предприятий, потому что каждый хочет открыться побыстрее. А именно собрать, то сообщество людей, в основном это ученые, врачи, которые могли бы оценить ситуацию и принять правильно решение, тогда будет всё логично. Мы говорим про жёсткий карантин, тогда все авиасообщения и ж/д сообщения должны быть прекращены. Основные очаги, Москва, Московская область, Санкт-Петербург. Авиасообщение – летает РусЛайн 4 раза в неделю. Но в данном случае всё зависит от ситуации. Решение должны принимать компетентные профессиональные люди в зависимости от той ситуации, которая есть на самом деле. К сожалению мы сегодня её не знаем. Мы не знаем количество заболевших, мы не знаем какая будет динамика. Я думаю, что эти все расчеты они должны быть основными. Спасение людей – это основная вещь! От этого уже зависит как они видят динамику, сможет ли медицинское сообщество и министерство здравоохранения Кировской области справиться с тем потоком, который может произойти.


А. Лапшина

– Было подготовлено около 600 коек. К этому моменту мы готовы.


Д. Русских

– Одно дело 600, а сколько будет тяжёлых. Мы сегодня видим, что 80% в легкой форме, 15% тяжёлой, 5% умирает. Какая будет динамика на самом деле никто не знает.


А. Лапшина

– Предположить невозможно!


Д. Русских

– Как раз я и говорю, что за это должны отвечать профессионалы. Я ещё раз хотел утвердить, что усилие должно быть обращено в сторону населения. Даже потом как экономика будет выходить, будет зависеть от населения, как оно будет платёжеспособно, как оно выйдет из этого тупика, который сегодня произошёл.


А. Лапшина

– Мне кажется только поддержкой покупательского спроса не обойдётся, потому что применительно к местам развлекательного характера, очень большие сомнения, что после того как снимут карантин, народ туда толпой ломанётся. Есть большие сомнения.


Д. Русских

– Экономисты и биологи говорят, что минимально 6 месяцев, максимально 18 месяцев. Через полтора года мы можем восстановиться на тот поток, который у нас был. С точки зрения экономики всё будет зависеть от поведения государства. Мы сегодня видим, как помогают крупнейшие мировые державы в первую очередь населению, говорит о том, что помощь эта основная. С точки зрения экономики, из 180 сельхоз предприятий дали разрешение только 8. Это самые богатейшие предприятий Кировской области.


А. Лапшина

– У которых есть подушка безопасности

Д. Русских

– При чём громаднейшая! Я специально посмотрел, там от 100 миллионов до 900 миллионов, они показывают чистую прибыль на 2019 год. Они бы 2-3 недели без проблем просидели, так же как другие предприятия. У них есть подушка безопасности! У нас на сегодня нет подушки безопасности у малого и среднего бизнеса, который обеспечивает местам не меньшее количество населений Кировской области. На них всем плевать. Им ничего не дали. Я считаю, надо помогать не богатым, как обычно. А помогать бедным и нуждающимся!


А. Лапшина

– Ещё две темы, которые хотела бы попросить вас прокомментировать. Во-первых, арест вице-губернатора Андрея Плитко и министра лесного хозяйства Алексея Шургина. Вице-спикер Андрей Костин на прошлой неделе говорил, что вся эта история негативно скажется на имидже Кировской области, и на возможности Кировской области претендовать на федеральную поддержку. Федерация скажет, зачем отправлять, если эти деньги всё равно разворуют!


Д. Русских

– Вряд ли это возможно, потому что имидж Кировской области давно подпорчен до такой степени, что его ухудшить на самом деле сложно. И после Быкова, и дело было по городской администрации, и вот сейчас целая ОПГ, которая связана с лесом. Они как дикие в этот лес лезут на протяжении длительного времени, видимо их так манит этот черный лес, в который они заходят и начинают неадекватно себя там вести! Это скажется больше не на имидже Кировской области, а на губернаторе области. Я считаю, что это имиджевая потеря очень серьёзная. Мы сегодня видим, что кадровая вся его чехарда, которая происходит на протяжении трёх лет, куча людей каких-то непонятных, приезжающая на нашу территорию, работает полгода – год, потом уезжает с уголовными делами или без уголовных дел, куда-то убегает. Это и Куземская, и Менькин, и кого там только не было, уже все запутались! И даже никто их не знает. Это говорит, о том, что кадровый вопрос, который считается основным, особенно в тяжелое время, то что мы сейчас видим. Сейчас нужны именно лидерские качества людей, которые принимают решения, от которых зависит жизнь 1,3 млн. жителей Кировской области, и полумиллионного города Кирова. Мне кажется это большой минус губернатору, который к нам приехал в 2016 году. Это лишний раз показывает, это моё личное мнение, что ни какие варяги нас не спасали и не спасут! Это показывает, что это не работает. Люди никак не связаны с территорией, они не заинтересованы в её развитии, они совершенно не связаны тут ничем. Ни одна экономика мира при таком воровстве и коррупции не может развиваться.


А. Лапшина

– Но в нашем правительстве точно есть местные люди, и у нас председатель правительства Александр Чурин здешний, и первый заместитель Дмитрий Курдюмов.


Д. Русских

– Если говорить о местных, да, у нас сегодня главный показатель, что он ещё существует, нам очень приятно что курирует социальную сферу Дмитрий Александрович Курдюмов, который показывает ярким примером, что у них есть подвижки. И я думаю, что будет большой ответственностью и испытанием для медицины – это прохождение коронавируса. И если Дмитрию Александровичу удастся отремонтировать и привести в порядок основные места здравоохранения. И если ещё успешно пройдём этот страшный период, и справимся с ним. То это будет подтверждать, что у нас есть хорошие кадры, которые на самом деле работают и приносят пользу, не участвуя ни в каких коррупционных схемах.


А. Лапшина

– Понятно, берём местных


Д. Русских

– Пришло время местных!


А. Лапшина

– Видели наверняка эту новость, призыв предпринимателя из Подосиновского района, вернуть памятник маршалу Коневу, который снесли в Праге. На сколько уместна эта инициатива, и вообще надо ли сейчас собирать на это деньги или надо собирать деньги на что-то другое?


Д. Русских

– очень сложный вопрос. Сейчас в Москве разыграли конкурс на 12 млрд. рублей по укладке плитки. Нужна ли при сегодняшней ситуации эта плитка? При сегодняшней ситуации наверно нет! 12 млрд наверно лучше пригодились, чтобы поддержать богатое здравоохранение города Москвы. Но если это частная инициатива, что они среди бизнеса могут собрать и привести этот памятник, флаг им в руки, - пускай эти занимаются.


А. Лапшина

– Ещё не факт, что Чехия отдаст. Я так понимаю, что там есть планы.


Д. Русских

– При сегодняшней нашей проблематике с экономикой и с нашим будущим после коронавируса, конечно, это не самый главный вопрос, который мы должны обсуждать. Даже на 75 лет. Потому что даже если на 75 лет, мы должны перед своими дедушками, сказать: «А что мы за 75 лет сделали для нашей страны, чтобы они были горды за нас». Пока к сожалению, нам похвастаться нечем. Если мы сегодня не можем справиться с оснащением по коронавирусу, масками, перчатками и всем прочим. Это говорит о том, что мы не готовы ни к каким подвигам. Я считаю, что главная цель на сегодня это население, его поддержка, поддержка малого и среднего бизнеса, для того чтобы с максимальными потерями выйти. Наша главная задача – люди!